Мониторинг условий содержания политзаключённого Андрея Климова за октябрь-ноябрь 2007 г.

2007 2007-12-07T12:38:13+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/klimau1_05.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Данный документ содержит информацию, расположенную в хронологическом порядке об условиях содержания политзаключённого Андрея Климова. В нём содержаться комментарии известных правозащитников, политиков, друзей, родственников политика; заявления представителей политических партий; отрывки из писем самого Андрея, в которых он рассказывает об условиях своей жизни в колонии.

16.10.2007

Андрей Климов был помещён в «карантин» Мозырской колонии. Этапирование из Минска в Мозырскую колонию строго режима заняло 3 дня. Расстояние от Минска до Мозыря – 328 км. Обычный поезд проходит это расстояние за семь часов.

Строгий режим отличается от усиленного меньшим количеством встреч с близкими и передачами со свободы. У политзаключенного Андрея Климова хроническое заболевание сердца – стенокардия. Как он перенес переезд в Мозырь – неизвестно. В Мозырской колонии про состояние его здоровья ничего не сообщают, потому что ссылатся на то, что он находится в «карантине»

Валерий Левоневский комментирует ситуацию:

«Осуждённых привозят в колонию не по одному, а группой, чтобы заполнить целый вагон. Для этого их накапливают в так называемых пересыльных тюрьмах, которые обычно находятся на узловых железнодорожных станциях.

Быт в пересыльных тюрьмах не налажен, основная причина – недостаточное финансирование. Условия, в которых сегодня перевозят осуждённых в Беларуси, мало чем отличаются от сталинских времен.

Внутри так называемого «столыпинского» (см. приложение) вагона без окон железные клетки, в которые вместо шести человек запихивают вдвое больше. Грязно. Света практически нет. В туалет на протяжении семи-восьми часов могут вывести один-два раза, а могут и не вывести вообще. Поэтому заключённые, у которых больные почки, должны мочиться на месте, и в вагоне стоит ужасный запах аммиака»

Справка: Валерий Левоневский, политик, предприниматель.

1 мая 2004 года арестован за организацию многотысячного митинга в г. Гродно (который проходил 1 мая 2004 года на пл. Ленина в г. Гродно) с требованием отставки действующего президента Республики Беларусь. Находился в ИВС г. Гродно.

В последствии по уголовному делу, возбужденному Комитетом Государственной Безопасности и прокуратурой Гродненской области, переведен из ИВС в СИЗО Тюрьмы №1 г. Гродно и осужден судом Ленинского района г. Гродно к двум годам лишения свободы по ст. 368 ч.2 Уголовного Кодекса Республики Беларусь ("Оскорбление Президента Республики Беларусь...") с конфискацией имущества. Отбывал наказание в различных колониях Республики Беларусь.

19.10.2007

Политзаключённый Андрей Климов прислал письмо из Мозырской исправительной колонии №20 председателю Объединённой гражданской партии Анатолию Лебедько, датированное 13 октября

«Этапом в «столыпине» через гомельскую тюрьму прибыл в Мозырь, - сообщает Андрей. – Пока сижу в закрытом карантине. Уже успел простыть…», - написал политик

24.10.2007

У Андрея Климова ухудшилось здоровье

Политзаключённый Андрей Климов из колонии пишет, что ему не хватает информации со свободы. Политзаключённый просит друзей и неравнодушных людей писать ему письма. Свою просьбу он высказал в письме да бывшего политзаключённого Валерия Левоневского.

«Пишет, чтобы переписывались с ним в колонии, и всем передаёт привет, - рассказывает Валерий Левоневский. – Ему болит сердце, он простыл, в карантине ему очень тяжело. В камере только два заключённых не курят, а все остальные курят, дышать не чем. Пишет, что до конца не верил, что его посадят за такую вещь, как статья в Интернете, и только теперь он это действительно понял. Вот такие короткие вести. Он просит писать ему как можно больше, ему не хватает информации со свободы».

1.11.2007

Жена политзаключённого Андрея Климова Татьяна на сегодняшней пресс-конференции заявила, что последнюю неделю она не может получить писем от мужа и не знает, доходят ли ее письма. Последнее письмо Климова начиналось со слов: «Я попал в ад…».

«Я звонила в Мозырскую колонию, где мне сообщили, что Андрей почти каждый день пишет мне письма, однако удивительным способом они мне не приходят. Последнюю весточку от мужа я получила почти две недели назад, когда Андрей еще находился в карантине колонии. Он написал мне следующее: «Я попал в ад. Мне остаётся дожить до понедельника, чтобы увидеть ад во всей его величине». После этого никаких известий больше не было. Андрей не попадает под амнистию, я вообще сомневаюсь, что его освободят. Моя задача сегодня, обращая внимание международной общественности на судьбу Климова, сохранить мужу жизнь. Вопрос сейчас стоит именно так», - сказала Татьяна Климова в интервью газете «Наша Нива»

5.11.2007

Мать осужденного политика, Алла Петровна Климова, сообщила, что у сына сильнейшая простуда, непроходящие боли в сердце. Однако администрация ИУ-20 в медицинской помощи осужденному политику отказывает. Отказывает, издевательски заявляя: трудности этапа (доставки из СИЗО в колонию).

Более того, политзаключенного Климова в Мозырской колонии морят голодом. У него отобрали продукты питания: макароны, картофельное пюре, колбасу, орехи, чай.

Пытка голодом - преступное деяние, которую международное сообщество расценивает наравне с физическими и психиатрическими пытками. Алла Петровна Климова считает, что администрация Мозырской колонии проводит целенаправленную акцию уничтожения политика, осужденного за жесткую критику главы правящего режима. При минусовой температуре наружного воздуха, сырости и слякоти, простуженный осужденный политик лишен возможности согреться чашкой горячего чая.

Даже весьма далекий от медицины человек знает: больному необходимо усиленное питание. Администрация колонии, отобрав у заключенного Климова принадлежащие ему продукты питания, сознательно оскудняет рацион.

8.11.2007

По инициативе правозащитника Валерия Щукина граждане Беларуси начали отправлять обращения к начальнику Мозырской колонии № 20 Юрию Зборовскому.

Напомним, там находится политзаключенный Андрей Климов, у которого сотрудники колонии изъяли продукты питания: макароны, картофельное пюре, колбасу, орехи, чай. Правозащитник расценивает этот факт как применение к политзаключенному пыток.

В обращении содержатся требования:

1. Прекратить пытки политзаключенного Климова голодом.

2. Лиц, подвергающих заключенных пыткам, немедленно уволить.

3. Возбудить в отношении преступников-садистов уголовное дело.

Ситуацию комментирует правозащитник Валерий Щукин:

«Конечно, не начальник колонии принимает решения в отношении политзаключенного, он выполняет приказы «сверху». Но отвечать перед Гаагским трибуналом придется непосредственно ему. Он становится международным преступником. ООН объявила пытки международными преступлениями, в отношении которых не применяется срок давности и распространяется юрисдикция Гаагского международного трибунала. А Беларусь, напомню, государство-основатель ООН».

Начальнику колонии указывают также на то, что Андрею Климову, у которого больное сердце, отказывают в предоставлении медицинской помощи. Это, отмечается в обращениях, также относится к изощренным пыткам над личностью. Данные действия подписанты обращения расценивают как свидетельство того, что в ИУ-20 проводится политика умерщвления политзаключенного.

8.11.2007

Политзаключённый Андрей Климов в Мозырской колонии оказался в критической ситуации. В связи с этим направлены обращения в посольства всех государств Европейского Союза и США, а также на имя начальника Департамента исполнения наказаний Владимира Ковчура. Обращения подписал председатель Национального Комитета объединённых демсил и Объединённой гражданской партии Анатолий Лебедько.

Найджелу Гулд-Дэвису, временному поверенному в делах Соединенного Королевства Великобритании в Республике Беларусь и главе Департамента внешних связей Евросоюза британского МИД Вивьен Лайф, которые посетили сегодня офис ОГП, это обращение вручено лично. В другие посольства оно отослано по почте. Равно как и в ДИН

Кроме того, у Андрея Климова больное сердце, и недавно он перенёс сердечный приступ. Родственники Андрея сообщают, что медицинской помощи он не получает», – это сообщается в обращениях и в посольства, и в Департамент исполнения наказаний.

В документах констатируется, что подобное обращение с человеком нельзя трактовать иначе как пытки. И напоминается, что ООН считает пытки международным преступлением, которое не имеет срока давности и находится под юрисдикцией Гаагского Международного трибунала.

В сложившейся критической ситуации к послам обращаются с просьбами:

«– Лично навестить Андрея Климова в Мозырской колонии №20, с целью выяснения состояния здоровья политзаключённого и условий его содержания;

– Обратить внимание Вашего правительства на тот факт, что действия, применяемые к Андрею Климову, международным правом квалифицируются как пытки;

– Рекомендовать Вашему правительству и международным структурам усилить давление на руководство Беларуси с требованием безотлагательного освобождения Андрея Климова и других политзаключённых».

А к начальнику ДИН – с требованиями:

«1) Провести детальное расследование перечисленных здесь фактов и привлечь виновных сотрудников колонии к ответственности;

2) Впредь не допускать произвола и беззакония в отношении политзаключённого Андрея Климова;

3) Обеспечить А.Климову приемлемые условия содержания в ИК в соответствии с законодательством и состоянием его здоровья;

4) Обеспечивать А.Климову своевременную медицинскую помощь;

5) Вернуть конфискованные у него продукты питания; в дальнейшем не ограничивать А.Климова в продуктовых передачах, учитывая, что это тяжело больной человек;

6) Реально обеспечить его право на переписку».

Также подробная сводка по ситуации с Андреем Климовым в ближайшее время будет передана представителю при президенте России по правам человека Элле Памфиловой, которая возглавляет российско-белорусский Комитет по правам человека.

12.11.2007

Политзаключенный Андрей Климов написал матери из колонии: «Так я долго не протяну со своим больным сердцем. Никак не могу отделаться от ощущения, что меня сюда сослали навечно».

Еду, которую у него забрали по приезде в Мозырь сотрудники колонии, Климову так и не вернули. О конфискации всех продуктов, которые были с собой у Андрея, он сообщил еще 13 октября. «И даже не оставили чай», — написал тогда он.

«Свежий воздух и движения нормализуют обмен веществ и пищеварение, — рассчитывает Андрей. — Только вот переваривать нечего. На ужин дают молочный суп, который мне противопоказан. Утром — уху, после которой болит печень. Остается обед. Получается одноразовое питание, если нет своих продуктов». В следующем письме 26 октября Андрей уточняет, что есть в столовой он может только второе в обед.

Алла Климова подчеркнула, что условия содержания сына в исправительной колонии № 20 (ИК-20) являются нарушением статьи 25 Всеобщей декларации прав человека.

Улады утойваюць інфармацыю пра палітвязьня Андрэя Клімава

12.11.2007

В середине октября журналист Евгений Огурцов получил последнее на этот момент письмо от Андрея Климова, в котором писал про тяжелые условия в тюремном карантине. Потом Климов замолчал, что Евгений Огурцов считает плохим знаком.

По мнению Огурцова, Андрей Климов мог высказать своё негодование, по поводу незаконного изъятия продуктов и личных вещей, резко высказаться и по этой причине попасть в карцер.

Журналист сообщил, что послал материалы по делу Климова в росийско-беларускую комиссию прав человека, которую возглавляет Элла Памфилова. Через две недели комиссия проведет слушания, и Евгений надеется, что будет рассмотрена и ситуация вокруг его друга Андрея Климова

15.11.2007.

Из полученных 14 ноября с.г. двух писем (датированных 7 и 8 числа этого месяца) мать узника Алла Петровна узнала, что администрация Мозырской исправительной колонии изъятые продукты вернула лишь через несколько недель, когда их срок годности уже истёк.

Заключенному не выдали денежные средства, находящиеся на его счету. И те, которые за пять дней до отправки поступили на счет осужденного в СИЗО г. Минска (ул. Володарского). И те, которые, которые 23 октября с.г. по электронной почте отправлены непосредственно в ИК-20 г. Мозырь.

По состоянию на 8 ноября прошло 16 дней, а электронные деньги на счет осужденного не зачислены. Согласно нормам Министерства связи деньги должны поступить через несколько часов.

Не зачислив деньги на счет, сотрудники колонии тем самым лишили политзаключенного Климова возможности приобрести продукты питания в тюремном ларьке. Причём эта возможность предоставляется заключённым раз в месяц. Посредством накладывания взысканий со стороны администрации исправительного учреждения заключенные могут быть лишены и этой возможности.

16.11.2007

Впервые за месяц жена политзаключенного Андрея Климова, Татьяна Леонович, 15 ноября получила от мужа сразу четыре письма. До этого никаких вестей от Андрея ей не поступало, хотя, по сведениям из колонии, Андрей писал жене.

Татьяна за это время послала мужу 11 писем, 4 телеграммы и продуктовую бандероль. И в одной из телеграмм поинтересовалась: «К тебе что, применили режим без права переписки?».

О том, как живется в мозырской колонии одному из белорусских политзаключенных, пресс-службе Объединенной гражданской партии рассказала его жена.

— Татьяна, о чем Андрей написал вам?

— Ему вернули продукты, которые сотрудники колонии изъяли у Андрея по его прибытии в Мозырь. Но денег, которые мы послали, ему на счет так и не зачислили. Выходит, он месяц голодал, потому что в столовой колонии очень скудная еда, после которой ему становится плохо.

Андрей пишет, что его отряд многочисленный и располагается на одном этаже. На всех — один умывальник и один туалет. Как я поняла, это одно туалетное место. А одному из своих друзей Андрей написал: «Ад как ад: не хуже, чем у Данте».

— Вы пробовали выяснить, почему не получали от мужа писем?

— Я обращалась в Гомельское управление Департамента исполнения наказаний. И офицер связывался с колонией. Ему там дежурные сказали, что Андрей мне пишет. Но с 18 октября до 15 ноября я не получила от него ни одного письма.

У нас в Уголовном кодексе отсутствует наказание — лишение свободы без права переписки. Я не могу даже предположить, что руководство колонии решило самовольно вводить такое наказание, которое не соответствует ни Уголовному кодексу, ни Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений. В указанных законом случаях цензоры могут не пропускать письма осужденных. Но они должны поставить об этом в известность осужденного и уничтожить письмо в его присутствии. Это оговорено Правилами внутреннего распорядка.

Но Андрей ни о чем подобном в полученных мною сейчас письмах не пишет. В письме, датированном 9 ноября, он написал: «Днем сообщили мне текст твоей телеграммы, где ты сообщаешь, что с 18 октября не получаешь от меня писем. Без комментариев. Я отправляю тебе письма регулярно. А сейчас постараюсь писать каждый день».

— Почему в течение месяца не пропускали письма Андрея, как вы считаете?

— Думаю, что это психологическое давление — и на меня, и на Андрея. Если у него все хорошо, то почему блокируется переписка? Значит, в письмах есть что-то, что вызывает недовольство у лиц, от которых зависит переписка моего мужа. В минском СИЗО нам не чинили препятствий. Я писала почти каждый день, послала мужу в следственный изолятор 63 письма. Они у меня были пронумерованы. Андрей сообщил, что все дошли.

— Мать Андрея обращалась в Департамент исполнения наказаний с ходатайством, чтобы сына не отсылали далеко от Минска. Почему Андрея направили в Мозырь?

— В Департамент исполнения наказаний я и мама Андрея ходили в начале октября: еще до того, как его отправили в Мозырь. Нас принял временно исполняющий обязанности начальника ДИН Юрий Баринков. Он нас выслушал, взял ходатайство, в котором мы указали, что мама — инвалид второй группы, и она не в состоянии добираться в Мозырь на свидания к сыну. Мы просили направить Андрея отбывать срок где-нибудь поблизости от Минска.

Баринков сказал, что решение о направлении Андрея в Мозырь было принято 1 августа, в день вынесения приговора. И что он не может нарушить законы служебной этики и отменить решение своего начальства. Однако пообещал доложить руководству о нашей просьбе и телеграммой оповестить о результате маму Андрея.

Телеграммы мы, естественно, не дождались. А дождались того, что Андрея отправили в Мозырь. Потом пришла отписка, что в Минске нет колонии строгого режима. Но мы же просили направить Андрея в ближайшую от Минска колонию такого типа.

До рассмотрения жалобы в кассационном суде приговор не считается вступившим в законную силу. На кассационное обжалование дается 10 дней. И зачем для человека готовить место в колонии, если в отношении его приговор еще не вступил в силу? После рассмотрения кассационной жалобы в судебном заседании приговор в тот же день вступает в силу. Вот в это время и должен был решаться вопрос, куда направить Андрея. Суд кассационной инстанции состоялся 2 октября. А Андрея уже 1 августа «пристроили» в Мозырь.

— Ваш муж находится в колонии строгого режима. Чем она отличается от других колоний?

— Мне еще это предстоит увидеть, когда получу свидание. Несколько лет назад Андрей находился в колонии усиленного режима, в Минске на Кальварийской. Знаю только, что в Мозырской колонии № 20 положено меньше передач и свиданий. Два длительных свидания в год и два коротких, две передачи (до 30 килограммов каждая) и две бандероли (до двух килограммов).

— Почему Андрей не подпадает под амнистию?

— Статья, по которой осужден Андрей, изъята среди прочих из-под действия амнистии. Андрей – единственный, кто осужден по этой статье за последние 50 лет в Беларуси, как говорят мне многие юристы (статья 361 УК «Публичные призывы к захвату государственной власти» и т.д.). Ему вменялось, что эти призывы содержались в его литературных эссе, в которых излагался футуристический взгляд на возможное развитие событий в Беларуси. Андрей никогда не подпадал ни под одну из лукашенковских амнистий. И под последнюю не подпадет.

21.11.2007

Начальник Мозырской колонии № 20 Юрий Зборовский отреагировал на обращения в защиту политзаключенного Андрея Климова. Он угрожает подписантам обращения уголовной ответственностью, если они не откажутся от своих слов.

Заместитель председателя Гомельской областной организации ОГП Владимир Кацора сообщил сайту ucpb.org, что получил за подписью начальника колонии письмо следующего содержания.

«Факты, изложенные в вашем обращении, не соответствуют действительности и носят клеветнический характер, — заявляет Юрий Зборовский. — И мы вынуждены сообщить вам, что законодательством Республики Беларусь предусмотрена уголовная ответственность за клевету. Мы оставляем за собой право обращения в органы прокуратуры для дачи правовой оценки вашему обращению, если не будет опровержения и не будут принесены извинения сотрудникам колонии».

Владимир Кацора расценил этот ответ как «неадекватную реакцию руководства колонии». «Видимо, там впервые столкнулись с такими обращениями, — считает он. — И показывают свое полное правовое невежество, таким образом составляя бумагу. Просто по-другому не умеют работать, кроме как теми методами, какими они действуют в колонии. Если дело дойдет до суда, мне будет интересно встретиться с представителями колонии».

Приложение:

Столыпинский вагон

- По размерам он такой же как и обычный вагон. Разделен перегородками на камеры, одна сторона которых от пола до потолка зарешечена. Двери в камерах очень узкие, в фуфайке я в них не проходил. Все камеры с одной стороны, вдоль них коридор (продол), по продолу ходят солдаты-вэвэшники (конвой). В каждой камере три яруса спальных мест. На втором ярусе откидывается еще одна полка (так называемый «вертолет») и получается как бы низкий потолок. За время пути 2 раза давали воды и 2 раза выводили в туалет (соответственно). В туалет водят по одному человеку и под конвоем, дверь в туалет, естественно, закрывать нельзя. Воду наливают прямо из канистры, через решетку, только успевай посуду подставлять. Общение между камерами строго запрещено, но зеки на этот запрет мало обращают внимание. В одну камеру, бывает, запихивают до 23 человек (рассчитана на 7 мест).

Источник: личный сайт Валерия Левоневского - www.levonevski.net

По информации: www.spring96.org, www.ucpb.org, www.nn.by, www.charter97.org, www.levonevski.net

Правозащитный центр «Вясна»

Беларусь, Минск

www.spring96.org

viasna@spring96.org

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international