О том, как суд отказал налоговой инспекции в удовлетворении иска к ИП пишет газета "Белорусы и рынок"

2007 2007-04-24T10:00:00+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

"Лишние работники оказались чужими" ("Белорусы и рынок" №16 от 23 - 30 апреля 2007)

Запрет на привлечение индивидуальным предпринимателем более трех наемных работников порой трактуется контролирующими органами настолько своеобразно, что в рядах его нарушителей оказываются ИП, всего лишь пользующиеся услугами сторонних организаций. И хорошо, если, как в случае с Фаиной Горальской, суд принимает решение, основываясь на законе.

Сотрудники инспекции по налогам и сборам по Кореличскому району обвинили предпринимательницу Фаину Горальскую в том, что помимо 3 продавцов она имела в штате еще и водителей. Доказательства? В ТТН на доставку товара в графе "водитель" указаны граждане, у Горальской не работающие.

Однако если проверяющие утверждают, что были нарушены требования Указа № 285, они должны представить доказательства, что с перечисленными в акте проверки водителями Ф. Горальская заключала трудовые или гражданско-правовые договоры, отмечает адвокат Элла Онуфриевич.

Как известно, трудовой договор — соглашение между работником и нанимателем, в соответствии с которым работник обязуется выполнять работу по определенной одной или нескольким профессиям, специальностям или должностям соответствующей квалификации согласно штатному расписанию и соблюдать внутренний трудовой распорядок, а наниматель обязуется предоставлять работнику обусловленную трудовым договором работу, обеспечивать необходимые условия труда, своевременно выплачивать заработную плату. Следовательно, продолжает Э. Онуфриевич, трудовые отношения предполагают постоянный характер по определенной трудовой функции, выполнение работы с соблюдением определенных правил (начало и окончание рабочего дня, смены и так далее), оплата должна осуществляться не по конкретным результатам работ, а носить систематический или временный характер. В данном случае ничего этого не было.

Не заключались с водителями и гражданско-правовые договоры. Попутно напомним, что такие договоры должны заключаться в письменной форме и содержать определенные условия, в том числе условие о порядке расчетов, включая суммы, подлежащие выплате. Следовательно, гражданско-правовые отношения предполагают возмездность оказанных услуг, выполняемой работы.

Других доказательств "незаконного сотрудничества" в акте проверки не приводится. Не надо быть ответственным государственным служащим с высшим образованием и солидной зарплатой (акт проверки утвержден начальником ИМНС, он же подписал иск в суд), чтобы задаться совершенно простым вопросом: может быть, Горальская заключала договоры о перевозке грузов со сторонней организацией, и тогда в накладных, естественно, будут указаны фамилии людей, в трудовых отношениях с ней не состоящих. А пользоваться "чужими" услугами закон пока не запрещает даже ИП.

Собственно говоря, если у инспекторов возникли какие-либо сомнения по поводу того, где работают водители, доставлявшие грузы в торговые точки Ф. Горальской, то выяснить это не представляло большого труда. Самое простое: задать соответствующие вопросы этим людям. Будут основания не доверять ответам — можно провести встречную проверку в указанной водителями организации. Все эти действия входят в круг профессиональных обязанностей налоговиков. Но они решили не усложнять себе жизнь и, основываясь исключительно на более чем неполном акте проверки, подали в отношении предпринимательницы административный иск.

Санкции в таких случаях предусмотрены весьма серьезные: полное изъятие выручки. Тут инспекторы тоже не стали себя утруждать подсчетами, а выбрали наипростейший путь, взяв сумму выручки из отчетов Ф. Горальской в налоговую инспекцию. Получилось за три неполных года более 3,2 млрд. BYR. Эта сумма и была заявлена к конфискации.

Трудно сказать, на что рассчитывали руководители Кореличской ИМНС, предъявляя Ф. Горальской столь шаткие обвинения. Скорее всего — на обычную в белорусских судах практику рассмотрения административных дел, когда решение принимается буквально за 5 минут, чуть ли не автоматически, без малейшего исследования обстоятельств дела. Многочисленные административные санкции в отношении участников акций протеста, зачем-то поголовно кроющих работников правоохранительных органов отборным матом, — увы, один из характерных примеров современного административного судопроизводства. А экспортеры и импортеры знают, каково искать справедливость в спорах с таможенными органами.

Однако из любого правила бывают исключения. В хозяйственном суде Гродненской области, куда поступил иск, представителям истца были заданы все те вопросы, которые были нами перечислены выше. И ни на один из них убедительного ответа получено не было.

Суд руководствовался ст. 6.1 Процессуально-исполнительного кодекса РБ об административных правонарушениях (ПИКоАП), согласно которой обязанность доказывания наличия оснований для административной ответственности, вины лица, в отношении которого ведется административный процесс, и обстоятельств, имеющих значение для дела об административном правонарушении, лежит на должностном лице органа, ведущего административный процесс. А поскольку в материалах дела отсутствовали достоверные и достаточные доказательства виновности Ф. Горальской в совершении административного правонарушения, производство по ее делу было прекращено.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international