Сергей Скребец: Александр Козулин должен быть на свободе!

2007 2007-02-19T10:00:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Экс-кандидату в президенты Александру Козулину по состоянию здоровья продлили до 1 марта режим выхода из голодовки. Об этом сообщил его адвокат Игорь Рынкевич, который 16 февраля встретился с политзаключенным в колонии «Витьба-3». Александр Козулин освобожден пока от работы, и ему разрешили самому готовить себе еду.

Сможет ли Козулин восстановить здоровье после 52 дней голодовки? С этим вопросом пресс-служба ОГП обратилась к экс-узнику «Витьбы-3» Сергею Скребцу, который неоднократно проводил в заключении голодовки протеста.

— На зоне восстановиться после голодовки невозможно ни физически, ни психологически, — отметил Сергей Скребец. — Тем более, после такой длительной, которую проводил Козулин. Реабилитационный период даже в нормальных условиях должен составлять не менее чем полгода. К тому же у Козулина нарушен обмен веществ.

В условиях зоны, как известно, жесткий режим. Подъем в 5.30 утра, обязательная зарядка, работа, довольно скудное питание. Постоянные ночные проверки, когда тебе через каждый час светят фонариком в лицо. Чуть что не выполнил, это считается уже нарушением, и выносят замечание. Соответственно, промывка мозгов, вызов к замполиту и т.д. И постоянное нервное напряжение: ты заключенный, и не имеешь никаких прав.

— Какой рацион в столовой для заключенных?

— Завтрак — каша на жиру, овес или сечка, и чай. На обед суп и каша. Туда кладут тушенку, в основном это жир. Пить ничего не дают. На ужин опять каша или картошка и чай. Кусок хлеба: утром — серого, вечером и в обед — черного. Хлеб там же на зоне пекут зэки из муки непонятно какого сорта. Его тоже есть невозможно, даже у здорового человека от него изжога.

Но проблема даже не в питании. На Козулина давят по полной программе как на обычного зэка, преступника, уголовника. И каждый день пытаются внушить, что он никто. Я по-прежнему опасаюсь и за здоровье, и за жизнь Козулина. На зоне с тобой в любую минуту могут сделать все, что захотят, и спасти никто не сможет.

Кстати, в СИЗО и на зонах существуют списки, запечатанные в конверты, кого в первую очередь нужно физически уничтожить, если будет угроза смены власти. Такие же списки, как я слышал, есть и в отношении лидеров оппозиции на случай, если возникнет угроза существующему режиму.

— А что пишет сам Козулин о своем заключении?

— Заказные письма с уведомлением идут от него по 10 дней, и столько же к нему. Хотя по правилам в колонии их могут держать не более трех суток. Точно так же дело обстоит и с денежными переводами. Например, когда я был в колонии, мне зачислили на счет деньги после срочного почтового перевода из Минска только через 15 дней. Это говорит о том, что Департамент исполнения наказаний незаконно использует деньги в своих целях. Что хотят, то и делают. Письма могут вообще не прийти. В колонии продают в киоске просроченные продукты питания, несертифицированный товар, сигареты без акцизных марок.

Козулин жалуется, что не хватает информации. Хотя я высылаю ему перепечатки из интернета. Но, как я понимаю, их «отсеивают». Послал ему фильмы DVD «На передовой правды» Олега Волчека и «Площадь» Юрия Хащеватского. Не знаю, передадут ли.

В колонии хотели отправить Козулина после голодовки в Республиканскую тюремную больницу (РБ) в Минск. Но он написал мне: «От всех моментов и вопросов по РБ и Минску я категорически отказался. Я что ли зря прошел такой путь, чтобы они меня угробили… Я прямым текстом об этом Ковчуру В.А. и сказал. Согласился ехать на лечение в Германию, Чехию, Швецию, но что-то это мое согласие не вызвало большого энтузиазма… Я еще раз повторился, что я все-таки лучше его знаю нашу систему власти и Минздрава, чтобы выжив, рисковать по полной еще раз жизнью. Поэтому, хотя были и отдельные намеки на перевод в ИК-1, мол, не в РБ, — я сказал, что тогда понесут вперед ногами…»

Признался, что выйти из голодовки очень сложно. Мечтает восстановить боевую форму, каким был прежде. Сейчас он понимает, что на зоне это невозможно сделать.

«Ты был прав, что все шло своим нормальным чередом до поры до времени», — сказал он о голодовке. Пишет, что последнюю неделю просто лежал в кровати и не шевелился практически, чтобы не терять сознание. Последних 4 дня вес у него держался 64 килограмма. Если бы вес начал падать, Козулин бы умер. Пошел бы белок в печень — и все.

Говорит, что трудно было подняться над личным: над семьей, над жизнью, над здоровьем жены и матери, которая лежала в плохом состоянии. Он считает, что голодовка — это его победа над собой. Козулин очень сильный человек.

Пишет, что наша победа не за горами, что он чувствует ее. Он многое хотел бы сделать по объединению социал-демократов. А также, чтобы на Конгрессе демократических сил была выработана единая программа, принята «малая Конституция», создано правительство народного доверия. Конечно, если бы Козулин был на свободе, все бы это было. Лукашенко это понимает. И он будет держать Козулина на зоне до последнего.

— Решение о том, когда Александра Козулина вернуть к обычному режиму колонии, кто принимает?

— Главврач колонии выдает заключение, оставлять ли Козулину диетпитание и нерабочий режим. Но это ни на что в принципе не повлияет. Условий на зоне по выходу из голодовки Козулину никто никогда не создаст. Его будут дальше душить, гноить, травить, медленно убивать. Это не зависит от диетпитания. Есть только один выход, чтобы спасти ему жизнь — Козулин должен быть на свободе.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international