Белорусские СИЗО и зоны – не место перевоспитания, а место повышения уголовной квалификации

2007 2007-02-06T10:00:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Белорусские правозащитники, в отличие от своих коллег с Запада, не имеют возможности проводить мониторинг содержания заключенных в местах лишения свободы. Ворота тюрьмы могут открыться для белорусского правозащитника (а также независимого журналиста) только, если он попадет туда в качестве арестованного за «клевету и оскорбление» в отношении известного лица либо за деятельность от имени «незарегистрированной организации».

Правозащитники не имеет возможности проводить мониторинг… Тем не менее, все знают, что творится в белорусских тюрьмах. Представители администрации сами нарекают на «тяжелое наследие, которое досталось со времен Советского Союза».

Об условиях содержания в Витебском СИЗО корреспонденту Euramost.org рассказал бывший заключенный: «В Витебском СИЗО есть старый корпус и новый. Старый корпус – это очень старое строение, стены там все облупленные, потолки сводчатые, камеры более свободные, но в них холоднее. По одной из местных легенд в этом здании когда-то были конюшни. Новый корпус более современный, но и там нормы содержания не соблюдаются. Например, в камере, рассчитанной на девять человек, находится вдвое больше – девятнадцать-двадцать. Поэтому люди спят по очереди. Есть одна «шконка» (спальное место) на троих, вот и получается: один спит два часа, потом второй, потом третий. Места в камере очень мало, потому что на полкамеры стол стоит, вокруг лавка с металлической обшивкой, бетонированная в пол. Пока одни спят, другие просто сидят – кто где «прилепится», как те воробьи. А потом меняются местами. Если надо врача вызвать, не всегда это получается. У нас у одного парня в камере сильно поднялось давление. Мы стучали, стучали, стучали. Нам сказали: «Врача нет. Терпите». И нам пришлось лечить его самим – заточить ложку и вскрыть вену, чтобы давление немного спало. Только так смогли спасти человека. Еще один страшный бич Витебского СИЗО – это клопы и постельные вши. Они там не выводятся. Заключенные вынуждены набирать в тазик воду, кипятить ее простым кипятильником и прямо в камере пропаривать свае одежду. Очень часто случается, что в одной камере сидят люди, у которых по несколько «ходок» и молодые люди, которые вообще ничего не знают о тюремной жизни. Поэтому всякое случается… Летом, когда тепло и людей больше водят на прогулки – лучше. Зимой, когда холодно, люди сами начинают придумывать себе всякие дикие игры, развлечения, «разборки». Одно спасение – кроссворды, которые передают с воли. Это любимое развлечение…Вот и получается, что белорусские СИЗО и «зоны – не место перевоспитания, а место повышения уголовной квалификации. Стержни всех уголовных группировок куются не на воле, а в «зонах» и при помощи администрации, которая зачастую связана с уголовниками финансовыми интересами».

В конце нашего разговора мой собеседник предложил свой вариант реформы пенитенциарной системы Беларуси: «чтобы первые полгода администрация стерегла зэков, а потом бы менялись местами – зэки стерегли администрацию». По его мнению, от такой перемены ничего бы не изменилось, потому что и те и другие одинаково жестоки и беспринципны – просто находятся по разные стороны.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international