Заявление о признании 73 человек, задержанных по "делу Зельцера", политзаключенными

2021 2021-10-06T18:55:57+0300 2021-10-07T13:23:38+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/komment_illustr.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Заявление правозащитного сообщества Беларуси

6 октября 2021 г.

Мы, представители правозащитного сообщества Беларуси, отмечаем, что аресты и лишение свободы стали инструментом репрессий в отношении инакомыслящих. В частности, задержаны более 200 человек, 136 из них заключены под стражу по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 130 и 369 УК, за публикацию комментариев в сети Интернет в связи с гибелью Андрея Зельцера и Дмитрия Федосюка. Заключен под стражу также журналист «Комсомольской правды в Беларуси» Геннадий Можейко, автор статьи о перестрелке в квартире А. Зельцера.

Задержанные по настоящему делу содержатся в ненадлежащих условиях, их процессуальные права, в том числе право на защиту, повсеместно нарушаются.

Статья 19 Международного пакта о гражданских и политических правах гарантирует право на свободу мнений и их выражение. При этом, в целях охраны прав и репутации других лиц, установлены допустимые ограничения этого права, которые должны быть установлены законом и являться необходимыми для уважения прав и репутации других лиц или для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Уголовная ответственность за разжигание иной социальной вражды или розни (ст. 130 УК) следствием и судами селективно и дискриминационно применяется исключительно для защиты институтов власти, причем выделение представителей власти, сотрудников органов внутренних дел, государственных служащих, военнослужащих и т.п. в качестве социальных групп, подпадающих под защиту в этом контексте, нам представляется необоснованным.

Декриминализация диффамационных правонарушений является стандартом, сформулированным и обоснованным в решениях ряда международных организаций. Международные органы, ООН и ОБСЕ, рекомендовали отменить законы, предусматривающие уголовную ответственность за диффамацию, или, как минимум, не лишать свободы за совершение диффамационных правонарушений, приняв за норму гражданско-правовое преследование. Полномочные представители ООН, ОБСЕ по вопросам свободы слова заявляли, что «уголовное преследование за диффамацию не является оправданным ограничением свободы выражения убеждений; все законы об уголовном преследовании за диффамацию подлежат отмене и замене, где это необходимо, гражданско-правовыми мерами ответственности».

В соответствии с Йоханнесбургскими принципами (принципы 15 и 16), мирное осуществление свободы выражения мнения не должно рассматриваться как угроза национальной безопасности или подвергаться ограничениям или наказанию. Выражение мнений, которое не составляет угрозу национальной безопасности, включает, но не ограничивается высказываниями, представляющими собой критику или оскорбление нации, государства или его символов, правительства, государственных ведомств или государственных и общественных деятелей.

Никто не может быть наказан за критику или оскорбление нации, государства или ее символов, правительства, государственных ведомств или общественных и политических деятелей, а также иностранной нации, государства или ее символов, правительства, государственных ведомств или государственных и общественных деятелей, если только эта критика или оскорбление не направлены на подстрекательство к насильственным действиям или могут привести к таким действиям. Ограничения свободы выражения мнения не должны связываться со служебным положением тех лиц, о которых распространены сведения или информация.

В отношении инакомыслящих власти необоснованно применяют содержание под стражей в отсутствие достаточных оснований для применения меры пресечения, ограничивающей личную свободу: как отмечает Комитет по правам человека ООН, «содержание под стражей в виде меры пресечения должно быть разумным и необходимым в любых обстоятельствах». «Содержание под стражей лиц, ожидающих суда, должно быть исключением, а не правилом… освобождение от такого содержания под стражей может ставиться в зависимость от представления гарантий явки на суд, явки на судебное разбирательство в любой другой его стадии и (в случае необходимости) явки для исполнения приговора. Это предложение касается лиц, ожидающих судебного разбирательства по уголовному обвинению, то есть после предъявления обвинения, но аналогичное требование, охватывающее период до предъявления обвинения, вытекает из запрета произвольного ареста… Применение досудебного содержания под стражей к подозреваемым и обвиняемым не должно быть общей практикой. Заключение под стражу должно быть основано на принимаемом в каждом конкретном случае решении о том, что оно обосновано и необходимо с учетом всех обстоятельств для таких целей, как предупреждение побега, вмешательства в процесс собирания доказательств или рецидива преступления… Соответствующие факторы должны быть прописаны в за-коне и не должны содержать расплывчатых и широких стандартов, таких как "общественная опасность"… досудебное содержание под стражей должно применяться не на основе возможного приговора за вменяемое преступное деяние, а на основе определения необходимости в этой мере пресечения».

В частности, нам известно о заключении под стражу следующих граждан:

  1. Агнищенко Роман Александрович
  2. Алексеевский Сергей Викторович
  3. Ануфриенко Сергей Петрович
  4. Артюх Игорь Викторович
  5. Балахонов Андрей Григорьевич
  6. Баранов Вадим Валерьевич
  7. Басс Максим Андреевич
  8. Башлаков Тимур Владимирович
  9. Беленик Павел Тадеушевич
  10. Белоголов Павел Александрович
  11. Бережнова Лариса Владимировна
  12. Бушик Сергей Сергеевич
  13. Велесницкий Александр Григорьевич
  14. Гапиенко Андрей Николаевич
  15. Гаврилик Александр Александрович
  16. Гладковский Глеб Владимирович
  17. Головков Николай Николаевич
  18. Гончарик Павел Анатольевич
  19. Горбач Алексей Станиславович
  20. Гребенек Юрий Анатольевич
  21. Григ Григорий Витольдович
  22. Демешко Дмитрий Анатольевич
  23. Доливеля Сергей Владимирович
  24. Дубинка Иван Николаевич
  25. Есьманович Сергей Петрович
  26. Задруцкий Артем Сергеевич
  27. Запольских Владимир Андреевич
  28. Иванюкович Виталий Михайлович
  29. Календо Евгений Александрович
  30. Качанов Алексей Игоревич
  31. Кирильчик Марина Яковлевна
  32. Козловский Дмитрий Анатольевич
  33. Кондратович Андрей Александрович
  34. Корсюк Николай
  35. Косцов Андрей Сергеевич
  36. Костюкевич Даниил Владимирович
  37. Котовский Виктор Олегович
  38. Кочегаров Андрей Сергеевич
  39. Кракосевич Дмитрий Сергеевич
  40. Кузюр Иван Васильевич
  41. Кунусов Дмитрий Михайлович
  42. Лагодич Дмитрий Юрьевич
  43. Лойко Виталий Владимирович
  44. Максимов Денис Александрович
  45. Миронов Илья Владимирович
  46. Мицура Матвей Борисович
  47. Можейко Геннадий Николаевич
  48. Нестерович Елена Анатольевна
  49. Никитина Наталья Владимировна
  50. Огиевич Владимир Викторович
  51. Орехова Полина Викторовна
  52. Пашков Ярослав Александрович
  53. Пендик Дмитрий Эдуардович
  54. Петрашко Александр Александрович
  55. Ракевич Евгений Олегович
  56. Рогатнев Иван Викторович
  57. Рожков Максим Сергеевич
  58. Сергиеня Николай Николаевич
  59. Слежов Сергей Олегович
  60. Сомов Антон Федорович
  61. Сенько Алексей
  62. Станкевич Александр Владимирович
  63. Степулёнок Эмма Антоновна
  64. Суслин Кирилл Данилович
  65. Тазов Евгений Иванович
  66. Толкачев Степан Викторович
  67. Филиповец Максим Геннадьевич
  68. Филиппов Константин Станиславович
  69. Хайруллин Тимур Руланович
  70. Чамлай Юлия Олеговна
  71. Чижик Арсений
  72. Шункевич Андрей Александрович
  73. Ядевич Денис Александрович

Нет сведений о том, чтобы указанные лица призывали к насильственным действиям по национальному, этническому, расовому, религиозному признакам.

В очередной раз подчеркиваем, что в ряде перечисленных случаев характер деяний обвиняемых были следствием многочисленных и повсеместных нарушений прав человека, отсутствия возможности свободного выражения мнения, недоверия к правоохранительной системе государства, вызванного отсутствием расследования преступлений в отношении мирных протестующих и других жертв жестокого обращения и пыток, разочарованием в способности властей использовать силу закона для защиты нарушенных прав граждан.

Оценивая все эти случаи уголовного преследования, мы приходим к выводу о существовании в каждом из них политического мотива преследования обвиняемых.

В соответствии с Руководством по определению понятия «политический заключенный»,  политическим заключенным является лицо, лишенное свободы, если при наличии политических мотивов его преследования имеет место хотя бы один из следующих факторов:

  • лишение свободы было применено исключительно из-за его политических убеждений, а также в связи с ненасильственным осуществлением свободы мысли, свободы выражения мнений и информации, иных прав и свобод, гарантированных Международным Пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод;
  • лишение свободы было применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Пактом или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод;
  • лицо лишено свободы избирательно по сравнению с другими лицами.

Мы, представители белорусского правозащитного сообщества, заявляем, что преследование перечисленных граждан является политически мотивированным, а они сами – политическими заключенными. В связи с этим, мы требуем от властей Беларуси:

  • пересмотреть принятые в отношении указанных политзаключенных меры, процессуальные решения при соблюдении права на справедливое разбирательство и устранении факторов, повлиявших на решение о мере пресечения;
  • обеспечить объективное расследование и справедливый суд для перечисленных лиц с соблюдением всех процессуальных гарантий;
  • декриминализировать диффамационные составы преступлений;
  • немедленно освободить всех политических заключенных и прекратить политические репрессии против граждан страны.

Правозащитный центр "Весна";

"Белорусский Хельсинкский комитет";

Lawtrend;

"Правовая инициатива";

Белорусский дом прав человека имени Бориса Звозскова;

Белорусский ПЕН-центр.

Последние новости

Партнёрство

Членство