Белорусская система исполнения наказаний, тюрем и изоляторов глазами бывшего политзаключенного Валерия Левоневского

2006 2006-12-07T10:00:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Валерий Левоневский подготовил ряд аналитических статей, в которых он выражает своё личное мнение по многим вопросам, касающимся истории развития диктатуры в Беларуси, предпосылок её возникновения, репрессий и агонии власти. В этих статьях даются ответы на разные вопросы, в том числе, нужна ли объединенная оппозиция в Беларуси, что надо делать в ближайшее время и в отдаленном будущем для построения демократии в нашей стране. Они размещены на его личном сайте www.levonevsky.org

Теперь Валерий левоневский предлагает ознакомиться с белорусской системой исполнения наказаний, тюрем и изоляторов глазами самого политзаключенного, который за два года лишения свободы за «оскорбление Президента Республики Беларусь» успел побывать в разных СИЗО и ИУ Беларуси.

Что такое белорусская тюрьма (публикуется с сокращениями).

Среди осужденных есть поговорка: «Хочешь сесть в тюрьму - приезжай в Беларусь».

Первое, с чем встречается человек, попадающий в СИЗО (следственный изолятор) Беларуси - это грязная, темная, непроветренная и переполненная камера.

Законом установлен санитарный минимум – два квадратных метра жилой площади на человека в камере. Этот минимум не соблюдается даже приблизительно. Примерно, на одного человека в камере приходится менее одного квадратного метра жилой площади. Кровати стоят в 2 – 3 яруса, но их не хватает, обвиняемые вынуждены спать по очереди. Например, я проживал в камерах, где на 15 квадратных метрах было установлено 20 кроватей (спальных мест) и содержалось по 30-35 человек. Если учесть, что туалет находится тоже в этой же камере и камера не проветривается (отсутствует вентиляция), а 20-30 человек постоянно курят, то неудивительно, что туберкулёз самое распространенное заболевание в белорусских тюрьмах.

Матрац и подушку в СИЗО выдают, как правило, грязные, непонятной формы и неприятного вида. Матрацы в качестве наполнителя внутри содержат грязные тряпки или фрагменты досок с опилками. Как шутят «зэки»: «Не один человек уже умер на этом матраце». Белье постельное уменьшенных размеров, потрепанное, серо – грязного цвета с пятнами, с дырками или имеет такой вид, что больно на него смотреть. Бывает простыня размером с наволочку. Из положенных по норме трех простыней на человека выдают одну. Полотенце, маленькая тряпочка- это роскошь, которую выдают не каждому.

Вместо ложки выдают какой-то обрубок без ручки, которому уже лет 20-30, такая же кружка. Тарелки больше похожи на каску солдата второй мировой войны после бомбежки. В камере темно как в подвале. На окнах кроме решётки установлены еще и «решки», через которые свет почти не проходит. Летом жара более 25-30 градусов тепла, зимой холод, температура часто не превышает 10-14 градусов тепла.

Баня - это тоже редкость. Когда я находился в гродненском СИЗО, то за пять месяцев горячая вода в бане была только несколько раз, и мы вынуждены были мыться в бане холодной водой. В камере теплой воды нет никогда, есть только холодная, да и та часто ржавая и с подозрительным запахом. А постирать свою одежду и нижнее бельё в СИЗО - большая проблема. Администрация СИЗО в стирку вещи осужденных и обвиняемых не принимает, а условий постирать свои вещи в камере нет.

Лица, находящиеся в СИЗО, как правило, одеты в том, в чем их задержали. Многие люди - в оборванной и грязной одежде. По закону в СИЗО лицам, заключенным под стражу, должны выдавать вещи. Но этого не делается вовсе.

Информация о положенном вещевом довольствии от обвиняемых администрацией СИЗО скрывается, как и другая правовая информация. Те из лиц, заключенных под стражу, кто пытается получить данную информацию или добиться выдачи вещевого довольствия, соблюдения санитарных и других норм, подвергаются преследованиям со стороны администрации, вплоть до пыток и издевательств, как было со мной, когда я содержался в СИЗО-1 г. Гродно с мая по октябрь 2004 года.

Мебель, положенная по нормам, в камерах отсутствует. Если имеются в камере табуреты, тумбочки и другие предметы инвентаря, то в недостаточном и непригодном для использования состоянии. Форточка в камере или наглухо заколочена или вообще без стекла. Принудительная и естественная вентиляция в камере отсутствует.

Вши, чесотка и другие паразиты - норма в СИЗО. Какая-либо реальная медицинская помощь в СИЗО отсутствует. Система проверки и учета выданных лекарств больному несовершенна. Такая система позволяет разворовывать медикаменты должностными лицами и медперсоналом СИЗО, ничего толком не выдавая осужденным. Пожаловаться больному некому, да и не дадут.

Питание в СИЗО, в тюрьмах и ИУ некачественное и не соответствует нормам, утвержденным Советом Министров Республики Беларусь. Реальный контроль над качеством и количеством питания отсутствует. Положенное по норме питание разворовывается, пожаловаться некому, да и опасно. Вместо положенных 70 грамм рыбы в день «зэки» получают, в лучшем случае, пару грамм костей от рыбьих голов и хвостов, а мясо (тоже положено 70 грамм в день) многие не видят вообще. Вместо каши выдается что-то сильно разваренное и с огромным добавлением воды.

Каши варятся, в основном, из дешевых сортов круп: перловой, сечки и другой - то, что готовят и свиньям. Риса, гречки и других «человеческих» круп за два года заключения автор этих строк не видел. Повара в тюрьме - это тоже зэки, причем, у них нет ни образования, ни навыков. Они работают поварами и не получают за это з/платы, а идут в повара только за возможность нормально поесть.

Посуда, в которой подают пищу, часто плохо помыта и от ее вида пропадает всякий аппетит. Из некоторых тарелок, наверное, еще питались заключенные в первую мировую войну. Выбирать не приходится, все обязаны есть то, что принесут. А приносят

– 200 грамм воды, в которой 20-30 грамм крупы (каша)

- 500 грамм воды, в которой плавает 20 грамм картошки и немного кислой капусты (суп)- вот и весь обед. Плюс хлеб непонятного качества.

По нормам питания для осужденных должны давать в день: 500 гр. картофеля, 250 грамм овощей, 100 грамм круп, 70 грамм рыбы, 70 грамм мяса и многое другое, но всё это «пропадает» по пути в камеру, хотя из государственного бюджета деньги на эти продукты выделяются.

Необоснованная закрытость системы исполнения наказаний исключает возможность реального контроля над качеством и количеством выдаваемой пищи. Подача жалоб по поводу качества и количества в питании жестко пресекается администрацией СИЗО, тюрьмы, ИУ, вплоть до оскорблений, унижений, физической расправы и наложения взысканий (помещение в ШИЗО, лишения положенных свиданий с родными и т.п.)

Жалобы, заявления и другие обращения на действия должностных лиц СИЗО, тюрьмы, ИУ, практически, не выпускаются.

По закону, все жалобы и заявления подаются только через администрацию СИЗО или тюрьмы. Сама процедура подачи жалоб и заявлений устроена так, что решение о регистрации и отправке жалобы или заявления принимается администраций учреждения. Именно она решает, что сделать с этим обращением, отправить адресату или выбросить в мусорную корзину. Более 95% моих жалоб и заявлений выбрасывалось администрацией СИЗО в корзину, и мне об этом не сообщалось. Такая же ситуация во всех тюрьмах и ИУ Беларуси.

Сложно вызвать в СИЗО, тюрьму, ИУ прокурора. Мне приходилось несколько раз объявлять голодовки (отказ от приема пищи), чтобы добиться встречи с прокурором.

Найти работу в «зоне» проблематично, можно сказать, невозможно. Хотя по закону, администрация ИУ обязана предоставить работу осужденному, т.к. в тюрьме осужденный не только может, но и обязан трудиться. Многие заключенные хотят работать, но работы нет. Те, кто работает, получает 1- 10 долларов в месяц, многие осужденные вообще не получают з/плату. Пожаловаться некому. Инспекции по труду в колонию не приезжают.

На рабочих местах сплошное нарушение техники безопасности, пожарной безопасности, санитарных и других норм. Условия труда и выплату заработной платы, практически, никто не контролирует. Те, кто пытается обжаловать отсутствие работы или заработной платы, тот подвергается репрессиям со стороны администрации исправительного учреждения.

Правовая помощь в ИУ и тюрьме, практически, полностью отсутствует. Добиться получения правовой помощи в «зоне» обычному осужденному невозможно.

«Зона» в Беларуси - это государство в государстве, где прекращают действовать законы. И это основная проблема белорусских колоний, тюрем, СИЗО.

Я намерен приложить максимум усилий, чтобы заставить белорусские власти соблюдать в колонии законы и международные обязательства, которые взяла на себя Беларусь, подписав международные договоры в области защиты прав лиц, заключенных под стражу и осужденных на лишение свободы. Только, предав широкой огласке проблемы белорусских тюрем, можно решить накопившиеся там проблемы.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international