По делу за поджог танка, который, по версии Минобороны, не пострадал, минчанину запросили 10 лет колонии

2021 2021-07-19T18:12:00+0300 2021-07-20T06:56:48+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/mihailov_90.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Егор Михайлов. Фото из семейного архива

Егор Михайлов. Фото из семейного архива

С 8 июля в суде Фрунзенского района Минска рассматривается уголовное дело по ч. 1 ст. 289 Уголовного кодекса (акт терроризма) против 26-летнего минчанина Егора Михайлова. Его обвиняют в поджоге танка Т-72 на железнодорожной станции в Степянке путем броска в него "коктейля Молотова «с надписью "ОГСБ" ночью 31 января. Видео горящего танка появилось в интернете в начале февраля, но госСМИ назвали его фейком, а Минобороны продемонстрировало неповрежденный и целый танк. По версии обвинения, в результате действий Михайлова возникла "объективная опасность гибели людей", хотя патрулирующие военные в ночь поджога даже не заметили возгорания. Некоторые узнали об инциденте из интернета. Никакого вреда танку причинено не было, Минобороны не заявляло иска о компенсации. 19 июля в суд к Михайлову вызвали скорую из-за плохого состояния его здоровья. Но после медпомощи врачами обвиняемому, суд продолжился. Сегодня в суде состоялись прения по делу, помощник прокурора Фрунзенского района Дмитрий Ховавко запросил для Егора Михайлова наказание в виде лишения свободы сроком на десять лет в условиях усиленного режима. Дело рассматривает судья Елена Бушева.

Подробно об этом деле "Весна" писала здесь:

Минобороны назвало видео с горящим танком в Степянке фейком, но теперь за его поджог как за акт терроризма судят минчанина

С 8 июля в суде Фрунзенского района Минска рассматривается уголовное дело по ч. 1 ст. 289 Уголовного кодекса (акт терроризма) против 26-летнего минчанина Егора Михайлова.

Егор Михайлов обвиняется по ч. 1 ст. 289 Уголовного кодекса (акт терроризма). По версии обвинения, Михайлов "умышленно в целях оказания воздействия на принятие решений органами власти, препятствования политической деятельности, устрашения населения, дестабилизация общественного порядка, в период времени с 3 часов 30 минут по 3 часов 36 минут 31 января совершил акт терроризма общеопасным способом путем поджога военной техники, принадлежащей 120-й дивизии, расположенный на путях в эшелоне в Степянке в результате чего возникла объективная опасность гибели людей, причинения им телесных повреждений или наступления других тяжких последствий".

Михайлов признал вину частично: он признался, что совершил поджог танка, но не согласился с квалификацией своего действия и тем, что это было сделано по политическим мотивам.

Почти все обвинение построено на видео, которое опубликовали 1 февраля в телеграм-канале "Баста!".

Хотя Михайлов на суде отрицал политический мотив совершенного, но прокурор в прениях заявил, что это доказанный факт. Главное доказательство —чистосердечное признание Михайлова в СИЗО КГБ после задержания. На записанном видео во дворике КГБ обвиняемый заявил, что сделал это из-за "ухудшающейся политической ситуации в стране, это попытка для привлечения внимания Вооруженных сил к решению данного вопроса". Также прокурор заявил, что политический мотив подтверждается десятками переписок из телеграма Михайлова, а также тем, что видео поджога танка обвиняемый присылал разным людям, а также в бот телеграм-канала, который в Беларуси признан экстремистским.

"Также считаю, что в действиях обвиняемого в призывах к переходу Вооруженных сил на сторону оппозиционных сил, тот факт, что он с помощью видеозаписи показал людям,что любой может совершить такое действие, показал свою безнаказанность, склонял общество к таким же действиям, фактически усматривается цель дестабилизировать общественный порядок", — заявил в прениях прокурор. 

В результате, гособвинение запросило для Егора Михайлова наказание в виде лишения свободы сроком на десять лет в условиях усиленного режима.

Адвокат Михайлова в прениях подчеркнул, что возгорания танка не было, а была только вспышка. Кроме того, Михайлов на суде рассказывал, что он сделал "коктейль" таким образом, чтобы не нанести большого вреда танку. Все показания свидетелей основаны на предположениях, прямых доказательств того, что военные реально испугались не было.

Защитник просил суд переквалифицировать действия Михайлова с ч. 1 ст. 289 Уголовного кодекса (акт терроризма) на ст. 339 (злостное хулиганство). 

Егор Михайлов выступил сегодня с последним словом: 

"Много хотел сказать, но меня дернули из больничного, но давайте пройдемся сначала по обвинению. Прокурор говорит, если там был хоть один человек, то это уже основания для применения статьи [289]. Но никого там не находилось в тот момент, потому что никакой охраны военной техники не было: ни в момент возгорания танка, ни после. Как сказал мой адвокат при проверке показаний на месте, контрразведчик искал военных 20 минут! Это разведчик! Другой бы вообще не нашел. Также прокурор вводит в заблуждение, когда говорит, что до станции [ж/д] 70 метров. Но потом адвокату говорит, что данное видео ничего не значит, потому что оно сделано в 400 метрах от танка. По поводу самого прокурора: ни одного вопроса, который бы не наводил на ответ, запуганным свидетелем военным он не называл. Абсолютно все вопросы были наводящие. А это запрещено.

Ну и что было с танком? Не что могло бы быть, а что было. Когда я начал читать показания свидетелей, то там слово "бы" — в каждом предложении по три штуки. Они лгали контрразведке, чтобы прикрыть, что там их не было. Ну, бывает".

Приговор Егору Михайлову будет оглашен 26 июля в 12 часов.

Михайлову на судебных перерывах не дают есть "собойки". В пятницу из-за плохого состояния здоровья его не привезли на процесс, а сегодня в суд вызвали скорую.

На предыдущих судебных процессах, Михайлов заявлял, что он постоянно голодает, так как конвой на судебных перерывах не позволяет ему есть "собойки" (еду, которую он покупает в магазине). Поесть на "Володарке" он не успевает по времени. Таким образом, больше недели он не принимает нормально пищу. 15 июля на суде Михайлов держался все время за живот. Тогда же он просил суд назначать процессы хотя бы через день, но судья ему отказала. На следующий день, в пятницу, процесс по делу не состоялся, так как из-за плохого состояния здоровья Егора не привезли в суд. В СИЗО-1 врач сообщил родным Егора, что «у него кишечное заболевание и небольшая температура».

Сегодня, 19 июля, суд начался с ходатайства Михайлова о переносе суда, так как на данный момент он находится на "больничном". По словам обвиняемого, утром ему дали парацетамол и отправили в суд.

"У меня просьба вывести меня из зала судебного заседания по причине моего состояния", — попросил обвиняемый.

Судья Елена Бушева объявила перерыв для вызова скорой помощи. В суд приезжали врачи, которые оказали медпомощь обвиняемому. Родным они сказали, что у Михайлова слабость, но им "его не отдают". После этого процесс по делу продолжился.

Последние новости

Партнёрство

Членство