Белорусские власти скрывают местонахождение десятилетней Вики Мороз из Вилейского дома-интерната

2006 2006-10-24T10:00:00+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Вику Мороз снова прячут — на этот раз в Беларуси. Журналистам не позволяют ни ее увидеть, ни с наблюдающими девочку врачами пообщаться. Не сообщается даже то, в каком учреждении она находится.

Секретность объясняется необходимостью психологической реабилитации после пережитой скандальной истории, когда итальянская семья на протяжении трех недель скрывала девочку, чтобы ее не увезли обратно в Вилейский дом-интернат, где, мол, она подвергалась моральным и физическим унижениям. Хотя не известно еще, что больше ударило по психике Вики — затворничество в Италии или тот факт, что ее вывезли оттуда в Беларусь, забрав от супругов Джусто-Борначин, к которым она привязалась и которых, по их словам, считала своими родителями.

Заместитель министра образования Беларуси Татьяна Ковалева говорит, что Вика Мороз "учится, занимается с психологами, активно общается. Все стараются, чтобы она как можно быстрее забыла какие-то проблемы, в которые ее втягивали, и жила нормальной детской жизнью".

Есть несколько вариантов дальнейшего жизнеустройства ребенка: "Во-первых, это приемная семья, в которой живет брат Вики. Между братом и девочкой складываются хорошие отношения, эмоциональные". Но уже стало известно, что семья, которая усыновила брата Вики Мороз Сашу, ее удочерить не готова.

Рассматриваются также варианты устройства Вики в одну из детских SOS-деревень или другую приемную семью: "В силу того что журналисты сделали ее знаменитой, поступает очень много обращений со стороны белорусских граждан на удочерение Вики Мороз".

При этом Татьяна Ковалева заявила, что ни одно решение не будет принято без учета мнения самой девочки: "Вике 10 лет, она вправе выбирать".

Это абсолютно гуманный и справедливый подход. Но возникает вопрос: когда и кто будет спрашивать мнение Вики? Ведь многие белорусы, осудившие действия белорусских властей, возвративших ее домой, предвзято воспримут информацию о мнении девочки из их уст. Но, с другой стороны, не устраивать же с ней интервью в прямом телеэфире, превращая все в шоу?

В Италии ответ Вики Мороз был очевиден. Наверное, он не изменился до сих пор, коль ее прячут. А то вдруг она заявит какому-нибудь журналисту под диктофон, что скучает по итальянским маме-папе?

Замминистра образования Татьяна Ковалева говорит, что пока врачи не считают возможным спрашивать у девочки, где бы она хотела жить: "Решение должно быть абсолютно свободным и самостоятельным. Для этого девочка должна выйти из ситуации зависимости, в которой она находилась".

Однако не будет ли заявлено, что девочка вышла из этого состояния только тогда, когда она, скажем, поймет, что в Италию ее все равно жить не отпустят, и заявит, что хочет в приемную белорусскую семью? 10-летний ребенок, который к тому же очень сильно желает иметь маму и папу, а в результате последних событий наверняка резко повзрослевший, уже в состоянии говорить конъюнктурно, по-конформистски. Чтобы была хоть какая-нибудь семья. Не исключено, кстати, что об издевательствах в Вилейском доме-интернате девочка могла присочинить с определенным расчетом.

Впрочем, Вика Мороз может дать "правильный" ответ и вполне искренне. Замминистра образования верно отмечает, что "особенность детей в том, что они очень быстро из одной ситуации переходят в другую".

Пока, похоже, этот процесс идет не быстро. В итальянской газете "Il Secolo XIX" 14 октября был опубликован репортаж из Беларуси, в котором утверждается, что Вика находится в Борисове и хочет вернуться в семью Джусто-Борначин. Кроме этого, приводится диалог Вики с психологом во время встречи с братом Сашей. На вопрос, почему ей так нравится Италия, девочка отвечает: "Потому что там мои мама и папа. И бабушки". — "Но это твоя родина. Ты знаешь, что это твоя родина?" — спрашивает психолог, которого автор статьи считает "агентом". Девочка обращается к брату: "Знаешь, Саша, на следующей неделе я возвращаюсь в Италию… Врачи мне сказали, что скоро я поеду домой. И ты, Саша, приедешь ко мне в гости в Италию". А замминистра образования сообщила, что Мороз Вика сейчас не говорит об Алессандро Джусто и Марии Борначин.

То ли итальянский журналист написал неправду, то ли белорусские специалисты добиваются спокойствия Вики с помощью вранья…

Между тем корреспондент "Белорусских новостей", съездив в Борисов, сделал вывод, что Вика Мороз там.

Для начала он честно спросил о ней в местной администрации. В отделе образования сказали, что устройством девочки занималась заместитель председателя Борисовского исполкома Валентина Шутко. Однако она категорически опровергла, что имела дело с Викой, и очень желала знать, кто именно направил к ней журналиста.

В результате расспросов сотрудников самых разных учреждений корреспондент "Белорусских новостей" вышел на детский социальный приют, который разместился в здании одного из детских садов Борисова.

Здесь находятся до 25 детей в возрасте от нескольких лет до совершеннолетия. Они живут в приюте, пока оформляются юридические процедуры для поступления в детский дом. Например, процедура лишения мам и пап родительских прав через суд может занять до одного года, а детям уже невозможно с ними жить. Вот для таких случаев и создан этот приют.

Маленькие дети посещают детский сад, а кто постарше — ближайшую среднюю общеобразовательную школу.

Бытовые условия приюта и его персонал характеризуют очень хорошо. Вот только почему-то очень часто в этом учреждении меняется руководство.

По территории детского сада и приюта через постоянно открытые калитки спокойно ходят местные жители, сокращая путь от дворов до улицы. Корреспондент "Белорусских новостей" без проблем вошел в помещение к исполняющей обязанности директора. Когда представился и показал удостоверение журналиста, показалось, что если бы пришел маньяк вроде Чикатило, она бы обеспокоилась меньше. Стало ясно, что Вику Мороз прячут здесь.

Однако руководительница приюта сказала, что "Вики здесь не было и нет", а затем попросила удалиться. Кроме того, одному из авторов этих строк пришлось доказывать, что он не маньяк…

Близился вечер — время, когда Вика, как и другие старшие дети, должна была прийти из школы. Хотелось сделать ее снимок.

Самому наводить ужас на сотрудников приюта корреспонденту больше не хотелось — побыть фотографом согласился знакомый из Борисова.

После того, как работники приюта увидели снимающего их человека, они в панике начали уводить детей в помещение. Среди детей корреспондент "Белорусских новостей" заметил девочку, очень похожую на Вику Мороз.

В школе удалось узнать, что она действительно находится в этом приюте. Но на занятия не ходит — чиновники организовали ей карантин. Школьные учителя занимаются с девочкой индивидуально.

Интересно, перепрячут ли теперь Вику Мороз?

Павел КИРИЛЛОВ, Василий СЕМАШКО (Белорусские новости)

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international