Без видеодоказательств и по нарисованным схемам ОМОНовцев. Как судят за наезд на ГАИшника минчанина, которому грозит до 25 лет колонии

2021 2021-03-02T13:25:55+0300 2021-03-05T12:25:55+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/izobrazhenie_2021-03-02_111904.png Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Минский городской суд продолжает рассмотрение уголовного дела за покушение на убийство сотрудника органов внутренних дел (ст. 14 ст. 362 Уголовного кодекса) против 45-летнего бизнесмена Александра Троцкого. По обвинению, он провез 12 августа на капоте своей машине сотрудника ГАИ Юрова, в результате чего тот получил телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья. По словам Троцкого, его машину беспричинно остановили люди в темном и балаклавах, а когда тот, опасаясь за свою жизнь, отказался выйти из машины, сотрудник ГАИ "достал боевое оружие и направил в его сторону, прицелился прямо в голову". Дело рассматривается под председательством судьи Сергея Хрипача. Все судебное следствие по этому делу заняло четыре заседания. "Весна" наблюдает за этим судебным процессом и рассказывает, как происходит процесс, на котором человеку грозит от десяти до двадцати пяти лет лишения свободы, и как судят других за наезды на сотрудников милиции.

Александр Троцкий в суде. Фото:
Александр Троцкий в суде. Фото: "Радио Свабода"

Коротко про суд над Александром Троцким по ч. 1 ст. 14 ст. 362 Уголовного кодекса:

  • Момент наезда машины Троцкого на пострадавшего гаишника чотка не зафиксирован ни на видео, ни на фото, в материлах дела только изображена омоновцами-свидетелями схема;
  • У сотрудников ГАИ и ОМОНа на момент инцидента отсутствовали видеорегистраторы;
  • Из показаний сотрудников ОМОНа и ГАИ не ясно, можно ли было их идентифицировать как сотрудников УВД и представлялись ли они Троцкому;
  • Сотрудник ГАИ без команды командира достал пистолет Макарова и нацелил его на Троцкого, когда тот находился в машине;
  • Все присутствующие на месте происшествия подтвердили, что Троцкий выезжал налево, а не прямо на сотрудника ГАИ;
  • При следственном эксперименте колеса машины стояли прямо, а не были вывернуты в левую сторону, как это было на самом деле;
  • Повреждений у обвиняемого больше, чем у потерпевшего. Сотрудник ГАИ заявил оценил свои моральные и физические страдания в 20 тысяч рублей.

В чем обвиняют мужчину?

По обвинению водитель Александр Троцкий в период времени с 19:50 по 19:55 12 августа на проезжей части на проспекте Победителей по направлению улицы Мельникайте и проспекта Машерова остановил свой автомобиль «Шкода-кодиак» по законному требованию сотрудника ГАИ майора милиции Юрова. На неоднократные требования сотрудника ОМОНа заглушить двигатель, выйти из автомобиля, открыть багажное отделение для досмотра Троцкий категорически отказался в грубой форме. При этом, «двигатель умышленно не заглушил, из автомобиля не вышел, багажное отделение для досмотра не предоставил». Затем Троцкий, продолжая находиться в автомобиле, "имея цель на совершение убийства сотрудника органов внутренних дел Юрова, желая воспрепятствовать его законной деятельности, из мести Юрову по выполнению им обязанностей по обеспечению им охраны общественного порядка, используя в качестве орудия убийства источник повышенной общественной опасности — автомобиль «Шкода-кодиак», наблюдая препятствия в виде стоявшего у капота Юрова внезапно умышленно начал движение на Юрова".

По обвинению, когда сотрудник ГАИ упал на капот и ударился телом об автомобиль, с целью реализации убийства Юрова умышленно продолжил движение на автомобиле, когда тот был на копоте, тем самым имея умысел на его убийство. Довести до конца убийство Юрова Троцкий не смог по независящим от него обстоятельствам, поскольку потерпевший в момент наезда находился в бронежилете. Юров перекатился по капоту по движущемуся автомобилю и упал на проезжую часть. После наезда Троцкий скрылся с места происшествия. Таким образом, по мнению гособвинителя, Троцкий совершил покушение на убийство сотрудника органов внутренних дел в связи с совершением им в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка — ч. 1 ст. 14 ст. 362 Уголовного кодекса.

"Сотрудник ГАИ достал боевое оружие и направил в мою сторону". Минчанина судят за покушение на убийство сотрудника

"Весна" наблюдает за этим судебным процессом и подробно рассказывает обстоятельства этого громкого дела.

Что произошло 12 августа? 

12 августа на проезжей части на перекрестке ул. Мельникайте и пр-то Победителей в Минске охрану общественного порядка осуществлял сотрудник ГАИ Владимир Юров с группой ОМОНа под руководством командира 5 роты ОМОНа Дмитрия Короты. На месте, кроме командира, были сотрудники ОМОНа Дайнеко, Михаил Рыженков, Александр Козлов. Четыре сотрудника в суде заявлены в качестве свидетелей, однако допросить Короту, который фактически руководил 12 августа группой ОМОНа, которая задерживала Троцкого, не удалось, так как он командирован в Гродненскую область. Все были в черной одежде, балаклавах, бронижелетах, пластиковых щитках. Троцкий в суде заявляет, что "установить, что это были сотрудники ОМОНа, а один из них был сотрудник ГАИ — было невозможно". Тем более, что сами сотрудники ОМОНа на суде не смогли однозначно ответить, были ли видны надписи ОМОНа и ГАИ, знаки отличия.

Сотрудники ОМОНа рассказали на суде, их задачей 12 августа была проверка автомобилей на предмет запрещенных вещей, а также незарегистрированной символики. В результате такой проверки и произошел инцидент с Александром Троцким. По словам обвиняемого, он боялся выходить из авто, но был готов предоставить документы через окно и открыть для осмотра багажник. Как рассказал Троцкий на суде, он уехал с места остановки сотрудниками, когда на него направили пистолет. В это время, когда Троцкий выкручивал влево, сотрудник ГАИ оказался на капоте, после чего быстро упал на землю. По машине начали стрелять, в скором времени ее остановили, а Троцкого задержали и жестоко избили. 

Обвиняемый больше пострадал, чем потерпевший 

Так выглядел Александр после задержания. Фото предоставлено читателем TUT.BY
Так выглядел Александр после задержания. Фото предоставлено читателем TUT.BY

Заявления обвиняемых об избиениях и пытках при задержании и во время следствия игнорируются судами. Дело Троцкого — не исключение. Александр после задержания пробыл в больнице три недели. Он был прикован наручниками к кровати, его охранял конвой. Третьего сентября Александра из больницы перевели в СИЗО № 1 на улице Володарского, где он находится и сейчас.

На суде он рассказал, что его жестоко и безосновательно избили, а автомобиль повредили:

"Меня неоднократно избивали с применением дубинок, пистолета и с применением газового баллончика, распылив мне его в лицо. Практически с самого начала избиений самостоятельно передвигаться я уже не мог".

В материалах дела имеется выписка Троцкого из больницы, где ему диагностировали сотрясение голановга мозга, закрытую черепно-мозговую травму в легкой степени, кровоподтеки головы, множественные ушибы живота, диформация носовой перегородки с незначительным нарушением дыхания и другие повреждения. Также в материалах дела имеется судебно-медицинская экспертиза Троцкого от 14 августа, которая показала, что повреждения на ягодицах, спине, животе, коленях и др., могли образоваться в результате действия об твердые тупые предметы “в том числе от воздействия резиновой палки”.

Согласно материалам дела, сотруднику ГАИ Юрову в результате действий Троцкого причинены кровоподтеки правого предплечья, левой боковой поверхности туловища, царапина на правой ступне, относящиеся к телесным повреждениям, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья.

Что говорит потерпевший на суде? 

Скриншот с видео СК. Предположительно, на нем потерпевший сотрудник ГАИ
Скриншот с видео СК. На нем потерпевший сотрудник ГАИ Юров с пистолетом

Пострадавший 40-летний сотрудник УГАИ Московского района Минска Владимир Юров смог явиться в суд только на четвертое заседание: у него были подозрения на COVID-19.

12 августа он нес службу в костюме ДПС, бронежилете, балаклаве и с табельным оружием — пистолетом Макарова. Нагрудный видеорегистратор был под бронежилетом. На суде Юров рассказал, что сначала на проспекте Победителей они останавливали машины с номерами регионов, а когда перекрыли близлежащие улицы, то поступило распоряжение останавливать все машины. По его словам, он остановил автомобиль Троцкого с использованием жезла. Сотрудники ОМОНа попросили его подать документы, потребовали выйти из машины и открыть багажник.

"Водитель в грубой форме отказался".

При этом Юров не смог назвать в суде, как именно Троцкий отказался. Как рассказывает пострадавший сотрудник ГАИ, он услышал характерный звук, водитель тронулся и сбил его.

"Автомобиль двинулся, я сразу оказался на капоте. Ноги были практически на земле. Автомобиль стоял и были вывернуты колеса, автомобиль направлялся не прямо, а с выездом на другую полосу. Удар пришелся в бронежилет и я животом оказался на капоте. Сотрудник ОМОН сказал пригать и я начал скатываться из капота".

Как говорит Юров, бронежилет минимизировал травмы. Когда он оказался на земле, то сотрудники ОМОН произвели три выстрела. Но Юров не смог сказать из какого оружия.

Пострадавший оценил моральный и физический ущерб в 20 тысяч

Сотрудник ГАИ Владимир Юров заявил в суде иск на 20 тысяч рублей: моральный ущерб — 10 тысяч и материальный ущерб — 10 тысяч. Нравственные страдания Юрова выражались в том, что он долгое время не мог спать, нервничал. Но к врачам не обращался — "сам справился". Документального подтверждения нет. Иск Александр Троцкий не признал.

"Если бы он уходил прямо, то я пострадал бы больше. Он уходил левее, потому что колеса были вывернуты налево", — сказал на суде пострадавший сотрудник ГАИ.

Юров не помнит, сколько времени он пробыл на больничном. По его словам, он почувствовал угрозу жизни и здоровья, связанную с неподчинением водителя.

"Я не знаю, кто за рулем: от угонщика до маньяка. Если бы оказался под бампером, то 99% был бы труп".

Адвокат запрашивал у потерпевшего, может ли он стоять перед капотом машины как сотрудник ГАИ, на что сотрудник ответил, что "делал то, что было необходимо".

Командир роты Корота следователям говорил, что команду о применении спецсредств не давал. На суде у Юрова спросили, почему тогда без команды командира он достал оружие, на что сотрудник ГАИ ответил, что "на основании закона". 

"Мне показалось, что он давал такое указание. Я понял, что будет необходимость использовать оружие".

Что говорят свидетели? 

Сотрудник ОМОНа Дайнеко
Сотрудник ОМОНа Дайнеко

Первым в качестве свидетеля был допрошен сотрудник ОМОНа Дайнеко. Он рассказал, что 12 августа возле стелы охранял с другими сотрудниками ОМОНа и ГАИ общественный порядок. По словам Дайнеко, в их задачу входила, в том числе, помощь сотрудникам ГАИ:

"Мы досматривали транспортные средства на предмет наличия запрещенной символики, предметов, то есть оружия, петард, фейерверков".

По словам Дайнеко: сотрудник ГАИ останавливает автомобиль, просит удостоверение, просит выйти гражданина из машины, показать транспорт, если все хорошо, то отпускают его. Сотрудник ОМОНа рассказал на суде, что Троцкий отказывался выполнять требования Короты, не реагировал: "я не слышал, но видел".

"Он внешне начал мешаться, дергаться".

По словам Дайнеко, после предупреждения сотрудника ОМОНа, что в случае неповиновения будет использована физическая сила, Троцкий начал дергать коробку передач. На суде сотрудник ОМОНа заявил, что в данный момент поступила команда подготовиться, включая оружие. Хотя по показаниям командира Короты, он таких указаний не давал.

"Человек вел себя непонятно, возмутительно".

Свидетель-сотрудник ОМОНа Михаил Рыженков на суде сказал, что не видел, как машина Троцкого сбила Юрова — видел только, как он подал. Рыженков следователям подтвердил, что сотрудник ГАИ действительно направлял на Троцкого в машине оружие. 

"В связи с последними событиями не исключал, что придется использовать оружие"

На суде также допросили 27-летнего свидетеля Александра Козлова — бывшего сотрудника ОМОНа, который 12 августа стрелял по машине Троцкого, когда тот уезжал. У него на груди висело оружие: дробовик с патронами (первые три — металлические, остальные — резиновые).

На суде он рассказал, что сразу оружие на автомобиль Троцкого не направлял, но взрывал ее, когда водитель не вышел из машины:

"Взял его в руки, на машину не направлял. В связи с последними событиями не исключал, что придется использовать оружие".

На суде Козлов подтвердил, что сотрудник ГАИ направлял оружие в водителя, но «не знает, куда конкретно». По словам свидетеля, он начал стрелять, когда ГАИшник Юров упал с капота: первый выстрел — в область переднего колеса, потом — в область заднего колеса. Дальнейшие действия сотрудника ГАИ он не видел, так как направился на автомобиле за обвиняемым. Сам он Троцкого не задерживал, а держал автомобиль на контроле.

Командир ОМОНа

Командир 5 роты ОМОНа Дмитрий Карота, который фактически руководил 12 августа группой ОМОНа, которая задерживала Троцкого, так и не смог явиться на суд — с 26 февраля по 6 марта «задействован в задержании лиц, причастных к совершению преступления в Гродненскую область». Начальник минского ОМОНа Дмитрий Балаба направил в суд письмо об этом. Судья решил продолжить процесс без участия этого свидетеля. На процессе озвучили его показания, данные в ходе следствия. Следователям Корота рассказывал, что 12 августа они остановили автомобиль и попросили Троцкого выйти. На просьбу выйти водитель сообщил, что боится. При этом, колеса автомобиля Троцкого были вывернуты налево. Юров вышел перед автомобилем и достал пистолет. Потом увидел, как он ударился об автомобиль. Корота не сказал, что сотрудник ГАИ разговаривал с водителем.

"Мужчина был интеллигентного вида на новой машине, я не думал, что будут проблемы с осмотром. Водитель начал нервничать, сказал, что боится".

Следователям Корота сказал, что команду о применении спецсредств не давал.

Видеорегистраторов у сотрудников не было. А что с доказательствами?

В ходе следствия был проведен следственный эксперимент в части наезда. Несмотря на то, что по всем показаниям обвиняемого, потерпевшего и свидетелей колеса машины Троцкого были вывернуты в левую сторону, в момент следственного эксперимента колеса стояли прямо. Это подтвердил на суде и потерпевший Юров.

В суде было просмотрено пять видеозаписей с уличных камер наблюдения с проспекта Победителей, которые якобы зафиксировала инцидент, но издалека. На одном видео нет ни даты, ни времени. На этом видео, которое длится около 20 минут, нельзя идентифицировать ни машину Троцкого, ни сам инцидент — настолько далеко это было.

"Все, что увидели, то увидели", — резюмировал судья.

На суде было просмотрено еще одно видео с камер видеонаблюдения, датированное 12.08.2020. На уже им стоит время: с 19:42 по 20:00. На нем зафиксировано только то, как пострадавшему сотруднику ГАИ, сидящему на земле, оказывают помощь люди в черном, предположительно, сотрудники ОМОНа. Сам инцидент на видео не зафиксирован.

На третьем видео, на котором также проставлены дата и время, зафиксировано только то, что машина Троцкого разворачивается на перекрестке. На нем также нет момента наезда на сотрудника ГАИ.

В суде было просмотрено еще одно видео — с дворовой камеры наблюдения. На нем крупным планом — мусорка и скамьи. Якобы вдали под углом должно было быть видно момент инцидента, но и нам ничего не видно. 

В материалах дела имеются нарисованные ручкой схемы, на котором сотрудники ОМОНа показывали, как располагались 12 августа машина Троцкого, автозаки и бусы ОМОНа.

Таким образом, о факте наезда на сотрудника ГАИ в материалах дела известно только со слов пострадавшего и некоторых сотрудников ОМОНа.

Суд отклонил около 10 ходатайств защитника Троцкого

Во время судебного следствия адвокат Александра заявил не менее 10 ходатайств — все, которые касались сути дела, были не отклонены.

Адвокат просил суд допросить в качестве свидетелей врача Борисова, который выезжал в Центральное РУВД, и сотрудников Центрального РУВД Андреевича и Мартыненко, который составлял протокол задержания — отказано. Защитник просил вызвать в суд эксперта для автоэкспертизы, чтобы узнать под каким углом находился автомобиль — отказано. Также суд не удовлетворил ходатайство о вызове начальника ГАИ Московского района Шкурского и еще одного эксперта. Адвокат просил приобщить к материалам дела видеозапись с задержания, на которой запечатлены потерпевший и свидетель, и видна их форма. Потерпевший возразил, так как "сделана запись с одного ракурса и нашивки там не видны". Суд удовлетворил частично: приобщил скриншоты, а видеозапись — нет.

Суд приобщил к материалам дела договор о получении платного образования сыном Троцкого.

Судебное следствие по этому делу длилось четыре процесса. На среду уже назначены судебные прения.


Как судят других за наезды на сотрудников милиции во время протестов?

Подобных случаев во время протестных акций, после которых было возбуждено уголовное дело, правозащитникам “Весны” известно ещё минимум четыре: вынесены два приговора, один суд еще идет и одно дело готовится к суду. По квалификации таких действий нет единой практики. Еще одно дело, как и Троцкого, квалифицировано как покушение на убийство. Хотя сразу, напомним, в отношении Александра сразу возбудили уголовное дело по ст. 364 Уголовного кодекса — насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел. Однако в декабре — перед передачей дела в прокуратуру — статью переквалифицировали. Еще два дела квалифицированы по ст. 364 и 363 Уголовного кодекса. 

Протянул милиционера за машиной — 4 года колонии

Политзаключенного дальнобойщик из Жлобина Александра Французова осудили 18 декабря к 4 годам колонии за то, что он наехал 10 августа на заместителя начальника Жлобинского РОВД Дмитрия Дедюна. В ту ночь в Жлобине милиционеры останавливали автомобили, задерживали водителей. Александр испугался и дал задний ход. Милиционер ухватился за дверь машины и разбил рацией стекло. По обвинению, руку милиционера заблокировала ручка двери и он вынужденно разбил стекло, а водитель намеренно ускорил движение и протянул милиционера за машиной. Когда машина набрала скорость, то милиционер упал. Действия Французова квалифицировали по ст. 364 УК — насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел.

Жлобинский районный суд признал Александра Французова виновным по ст. 364 УК и приговорил к 4 годам лишения свободы, а также обязывал выплатить потерпевшему 1500 рублей морального вреда.

Совершил наезд на инспектора ГАИ — статья 363

Аляксей Сцерлікаў. Фота: tut.by
Алексей Стерликов. Фото: tut.by

Суд Заводского района города Минска 25 февраля начал рассмотрение уголовного дела против 37-летнего инженера-строителя Алексея Стерликова. Согласно обвинениям, в ночь с 23 на 24 сентября, когда происходили протесты по поводу инагурации Александра Лукашенко, Стерликов не подчинился требованиям сотрудника ГАИ остановить машину и, начав движение задним ходом, совершил наезд на инспектора ГАИ Завадского, что повлекло повреждение форменного обмундирования сотрудника и нанесло ему синяк на плече и несколько царапин. Действия Стерликова квалифицировали по части 2 статьи 363 УК —  сопротивление сотруднику органов внутренних дел при исполнении им обязанностей по охране общественного порядка, сопряженное с угрозой применения насилия.

Судебное разбирательство по этому делу продолжается.

"При наезде 11 августа пострадали пять военнослужащих" — ч. 2 ст. 293, ч. 1 ст. 14 и 362

Как сообщила 15 февраля БЕЛТА, следователи завершили расследование уголовного дела о наезде на сотрудников МВД, который состоялся ночью 11 августа.

Согласно следствию, около часа ночи 24-летний водитель ехал на BMW по улице Притыцкого. Как заявляют следователи, парень направил свой автомобиль на группу сотрудников милиции, которые были в форме и стояли к нему спиной. Перед этим он, мол, снял регистрационные знаки с авто.

После этого он скрылся с места происшествия. Говорится, что при наезде пострадали пять военнослужащих Внутренних войск МВД в возрасте от 23 до 29 лет.

На следующий день минчанин подал заявление об угоне автомобиля. Однако следствие установило, что владелец утопил свою машину в водоеме. 

Против парня возбудили уголовное дело по нескольким статьям Уголовного кодекса: по ч. 2 ст. 293 (участие в массовых беспорядках), ч. 1 ст. 14 и 362 (покушение на убийство сотрудников органов внутренних дел), ч. 1 ст. 400 (заведомо ложный донос). Ему грозит от 10 до 25 лет заключения. Сообщается, что уголовное дело передано прокурору для направления в суд.

Вероятно, речь идет о Тихоне Осипове. Его жена рассказывала 15 августа "Нашей Ниве", что ночью 11 августа Тихон с друзьями ехал через перекресток улиц Притыцкого и Глебки и около 00:30—01:00 их машину остановили силовики.

«Ребята увидели, что из соседней машины вытягивают людей и начали избивать дубинками. У Тихона машина была закрыта, его выбросить не успели, только разбили заднее левое стекло. Муж вывернул машину на соседнюю полосу и поехал. Он испугался, когда начали бить машину. Силовики разбежались.

На следующий день мужа задержали. Повезли на Окрестина, где он пробыл более двух дней. Выпустили вчера в 5:30 утра. Дома поел, немного поспал. А уже в 15:30 в квартиру пришли из Следственного комитета, его снова забрали. Тогда и сообщили, что его обвиняют в покушении на жизнь сотрудника внутренних дел. Мне показали видео, но на нем никакого наезда нет, там вообще ничего не понятно".

Представитель СК также сообщил, что в розыск объявлен 41-летний водитель автомобиля Volkswagen Passat, который совершил 11 августа на ул. Володарского. Притыцкого наезд на военнослужащих Внутренних войск. С места происшествия обвиняемый скрылся, автомобиль без регистрационных знаков оставил на территории Минского района.

Последние новости

Партнёрство

Членство