Вадим Цикунов оговорил себя, так как его избили милиционеры и угрожали пытками

2021 2021-02-24T19:55:00+0300 2021-02-25T12:45:25+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/cykunou_gomel_sud3.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Вадим Цикунов в суде. Фото "Гомельская Весна"

Вадим Цикунов в суде. Фото "Гомельская Весна"

Как пишет "Гомельская Весна", в суде Железнодорожного района продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении 39-летнего Вадима Цикунова. Гомельчанина обвиняют по двум статьям: по ч. 3 ст. 339 УК "Хулиганство" (бросил два "коктейля Молотова" в "Табакерку") и ч. 2 ст. 295-3 УК "Незаконные действия в отношении предметов, действие которых основано на использовании горючих веществ".

Дело ведет судья Евгений Шершнев.

Напомним, 25 октября 2020 года Вадим Цикунов изготовил два "коктейля Молотова" и бросил в “Табакерку” по улице Олимпийская, чем причинил ущерб в размере 26 рублей. Мотив его поступка - "политическая вражда". Мужчина был задержан в конце ноября 2020 года и с тех пор находится под стражей.

"Изготовил два "коктейля Молотова" и бросил в "Табакерку". В Гомеле начался суд над Вадимом Цикуновым

По версии обвинения, 25 октября 2020 года Вадим Цикунов произвел два "коктейля “Молотова и швырнул в "Табакерку" по улице Олимпийская, чем причинил ущерб в размере 26 рублей. Мотив его поступка - "политическая вражда".

До этого в процессе были допрошены свидетели. Приятель Цикунова Андрей Калинин рассказал, что в разговоре с подсудимым о политической ситуации в стране последний говорил, что нужно радикализироваться - нанести ущерб административному зданию, так как мирные протесты ничего не дают, нужно наносить максимальный ущерб. Свидетель говорил Цикунову, что не одобряет такие методды и позже он сам решил дать показания следователям. 

В показаниях Калинина были замечены расхождения - в суде и на предварительном допросе. 17 ноября он говорил, якобы подсудимый предлагал ему поджечь или взорвать "Табакерку", косвенно присоединиться к нему. 

"Меня допрашивали семь часов, и я хотел поскорее выйти оттуда, меня следователи постоянно спрашивали о “Табакерке”, поэтому я сказал так. Сейчас я точно помню только про радикализацию и необходимость что-то раскрасить, сжечь", - отметил в суде свидетель Калинин. 

После этого был допрошен свидетель Бритов, который показал, что увидел вспышку пламя и мужчину с бутылкой: 

"Он бросил бутылку в "Табакерку". Она разбилась рядом с киоском. Видел какое-то пламя, а мужчина опустился, потом поднялся со второй зажженной бутылкой, во время замаха с бутылки упал фитиль на спину, он бросил ее неподжаренную. Куда попало не было видно. Тогда мужчина наклонился и пошел за гаражи с белым пакетом в руках".

"Табакерка" не горела, только место возле нее". Что говорила свидетель по делу Вадима Цикунова

В суде Железнодорожного района Гомеля 15 февраля продолжается процесс над Вадимом Цикуновом, которого обвиняют в попытке поджога "Табакерки" коктейлем Молотова, пишет "Гомельская Весна".

23 февраля в суде состоялся допрос обвиняемого Вадима Цикунова. Подсудимый подтвердил, что в разговоре с приятелем Калининым говорил, что нужно радикализироваться, делать более продвинутые вещи, но ничего конкретного не предлагал.

"25 октября я приехал с дачи и привез с собой один литр отроботанного моторного масла, которое мне нужно для работы сварщика. Я его оставил возле подъезда дома, где живу. Это пластмассовая бутылка. Поднялся домой. Мне позвонил друг, пригласил покататься на велосипедах. Я опоздал на встречу. У него было пиво, мы выпили и поехали кататься. Сели на берегу Сожа. Я вернулся домой, поставил велосипед и пошел в магазин за водкой. Выпил водку возле подъезда, но домой не хотел идти, хотел еще встретить друзей, поговорить.

Никого не было во дворе, решил пройтись. Когда шел мимо баков с мусором, увидел две светлые бутылки и у меня возникла идея создать горючую жидкость. Дома я взял кусок простыни, спички, надел куртку, где были перчатки и изолента черная. Пошел искать безлюдное место, чтобы проверить огненную бутылку. Пошел к лесополосе. Налил в бутылки стеклянные масла поровну и закупорил тряпочкой, чтобы можно было поджечь, и замотал изолентой, чтобы не пролилась", - рассказал Вадим Цикунов.

Говорит, что у него не было цели поджигать что-то конкретное и наносить кому-то вред. Он увидел неосвещенное место между стеной и торговым павильоном с остановкой, огляделся и подумал, что место подходит: не было людей, а остановка выглядела нерабочей. Кирпичная стена мешала пожару, а до автомобилей было далеко.

"Я поджег огненную бутылку спичкой и бросил ее между остановкой и стеной на определенное мной место на асфальте. Бутылка упала, тряпочка вылетела, жидкость вытекла, сама бутылка не разбилась. Вторую бутылку я зажег и хотел бросить в то же самое место, но что-то не рассчитал, и она упала на плитку у остановки. Тряпочка с первой бутылки еще горела, я подошел и затоптал. Вторая бутылка разбилась и загорелась. Я положил масло в пакет и ушел с того места. На пути домой я выбросил перчатки, изоленту, остаток масла в мусорку".

Во время метания бутылок он не фотографировал и не снимал на видео.

18 ноября Вадиму Цикунову позвонили и сказали, что его машина, которую он продал под расписку, якобы попала в аварию, и ему нужно ехать в ГАИ на очную ставку.

"Меня встретили два человека, они показали удостоверения, предложили пройти в автомобиль, спросили есть ли запрещенные вещи, попросили выключить мобильный телефон. Доставили меня в ОВД Центрального района, там предложили разблокировать телефон, но я отказался. Я сидел на стуле посередине комнаты, слева, справа и сзади были сотрудники милиции. Тот сотрудник, что был слева, ударил меня в ухо, я испытал сильную боль и шок. В кресле сломались передние ножки. Справа милиционер, видимо начальник, угрожал, что подвесить на наручниках и меня будут бить. Спросили, совершил ли я какое-то преступление. Я написал признание, что бросил бутылки с маслом. Потом были показания на месте, обыск в квартире. Телефон забрали".

19 ноября обвиняемого отвезли в изолятор, где он сразу лег спать. В тот же день его завели в пустую комнату со столом, где были двое мужчин. Они не представились, начали спрашивать, как Цикунов бросал бутылки.

"Я сказал, что уже давал соответствующие показания, что не было заранее умысла сделать огненные бутылки, а желание сделать их возникло спонтанно. Им эта версия, видимо, не нравилась. Они начали говорить, что я именно хотел поджечь "Табакерку" и впредь поджигать киоски. Если не соглашусь подписать такие показания, они меня обвинят в поджоге других киосков, отвезут в тюрьму КГБ, где со мной никто не будет церемониться. Потом наконец они записали на мобильный, что я именно хотел поджечь "Табакерку". Я опасался за свое здоровье, потому что помнил, как по уху ударили. После беседы в изоляторе я поменял свои показания".

По словам подсудимого, следователи продиктовали его новые показания, что якобы после выборов он был недоволен существующей властью и, зная, что “Табакерки” частично государственные, хотел нанести им вред. Но мужчина раньше не задумывался никогда о том, чьи эти киоски.

"Меня отпустили из изолятора под подписку о невыезде. Я посетил доктора - лора. У меня была повреждена барабанная перепонка: плохо слышал, был приглушенный звук. Доктор назначила лечение. 

Я обращался в милицию с заявлением о привлечении к уголовной ответственности неизвестного мне сотрудника, который меня избил 18 ноября. Началась проверка, следователь изъял из врачебной карточки заключение врача, где были указаны диагноз и лечение. Результат проверки - отказать в возбуждении уголовного дела".

После этого Вадима Цикунова поместили в СИЗО, а лекарства для уха передали только через месяц.

"Повторюсь, я дал показания, что хотел поджечь именно "Табакерку" , так как на меня милиционеры оказали психологическое давление и причинили мне телесные повреждения. Я опасался за свою жизнь и здоровье.

Сегодня я настаиваю, что бросал бутылки без мотива. Хотел только проверить как горят.

Я признаю, что бросал бутылкі и в итоге была повреждена плитка (асфальт) возле остановки. Ущерб я возместил уже - 26 рублей 36 копеек. Хотя свидетели говорили, что сам киоск не пострадал никак.

Я раскаиваюсь категорически лишь в том, что сделал ничем не мотивированный, спонтанный поступок. Никакого намерения портить стену, остановку не было", - отметил подсудимый.

Судья Шершнев зачитывает показания, которые Вадим Цикунов давал на предварительном следствии:

"25 октября мы с приятелем не обсуждали политику, выпили пиво, потом я купил водку и выпил. После я увидел 2 стеклянные бутылки у мусорного баку и мне стукнуло в голову сделать”коктейль Молотова". До этого за неделю я искал информацию как это делается. 24 октября я из деревни привез отработанное масло. Я разлил масло в бутылки, закупорил простыней и обмотал изолентой. Взял бутылки, пошел к "Табакерке", хотел бросить и посмотреть, загорится ли. Бросил первую бутылку, она не разбилась. Загорелась и потухла, я бросил вторую бутылку в “Табакерку”. Я знал, что “Табакерка” была закрыта, я хотел причинить вред государству, а не гражданам. Телефон с собой не брал".

Судья спрашивает у обвиняемого, почему тот давал во время следствия другие показания.

"Показания эти читал от 20 ноября и подписывал, так как 19 ноября со мной такие показания отрепетировали следователи в изоляторе, это они мне так приказали говорить.

Я узнал как производятся “коктейли” из фильмов о войне.

В первых показаниях я называл эти бутылки "огненные бутылки". Я не называл их “коктейлями”, так говорили все время следователи. Для меня “коктейль Молотова” – алкогольный напиток", - рассказал Вадим Цикунов.

Судебные прения по делу состоятся 2 марта.

Последние новости

Партнёрство

Членство