Мингорсуд рассмотрит жалобу Александра Пыльченко

2021 2021-02-15T15:15:18+0300 2021-02-15T15:36:33+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/pylchanka_01.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Александр Пыльченко (по центру) у Минюста перед заседанием комиссии 15 октября. Фото: TUT.BY

Александр Пыльченко (по центру) у Минюста перед заседанием комиссии 15 октября. Фото: TUT.BY

Лишённый адвокатского статуса защитник политзаключённых Виктора Бабарико и Марии Колесниковой Александр Пыльченко обжаловал решение суда Московского района Минска, которым ему отказано в удовлетворении жалобы на решение Минюста о прекращении действия лицензии на право осуществления адвокатской деятельности.

Напомним, Минюст прекратил действие лицензии адвоката с тридцатилетним стажем за правовой комментарий порталу tut.by о полномочиях государственных органов по расследованию массовых нарушений прав человека, которые происходили в ходе августовских событий после президентских выборов и расцениваются правозащитным сообществом как преступления против безопасности человечества. Что не так с решением суда – в материале «Весны».

Свобода выражения профессионального мнения vs. решение Минюста

В жалобе Александр Пыльченко и его представители отмечают, что его комментарий о полномочиях должностных лиц по пресечению противоправных действий со стороны силовых структур и расследованию пыток являлся выражением профессионального мнения, право на которое гарантировано в Конституции (ст.33) и Международном пакте о гражданских и политических правах (п.2 ст.19). В ходе судебного разбирательства в первой инстанции представитель Минюста, отвечая на вопрос о том, применялась ли при принятии решения о прекращении адвокатского статуса ст.23 Конституции об основаниях и целях ограничения прав, сообщила, что норма не учитывалась при обсуждении и принятии решения.

Александр Пыльченко и его адвокаты при обжаловании приходят к выводу: решение Минюста незаконно, поскольку, ограничивая право на свободу выражения мнения, государственный орган не применил нормы права, которые регулируют допустимые ограничения этого права – статью 23 Конституции и пункт 3 статьи 19 МПГПП. В своем решении суд эти аргументы заявителя фактически проигнорировал, не привел мотивов несогласия с ними. В то же время, лишение права на профессию за высказывание, сделанное в профессиональном качестве по вопросам, представляющим общественный интерес, и добросовестно, является нарушением права на выражение мнения. Суд, признав решение Минюста законным, не устранил это нарушение.

Принцип независимости адвокатуры vs. решение Минюста

Александр Пыльченко отмечает, что решение о прекращении действия его статуса принято государственным органом – Минюстом, что несовместимо с принципом независимости адвокатуры, который заложен в Конституции и является общепризнанным принципом международного права.

Квалификационная комиссия при Министерстве юстиции, рекомендовавшая прекратить действие лицензии, состоит из 17 членов, 10 из которых являются представителями государства. На заседании, где рассматривался вопрос о лишении статуса, количество адвокатов составило 5 из 14 присутствовавших членов. Поскольку адвокаты представлены в меньшинстве, мнение адвокатской корпорации при принятии заключения не являлось решающим. Коллегия Минюста, принявшая окончательное решение, полностью состоит из госслужащих.

В то же время, стандарты независимости адвокатуры включают в себя то, что рассмотрение вопросов профессиональной этики адвоката должно находиться в исключительной компетенции независимого органа, созданного самими адвокатами. Поэтому сами полномочия Министерства юстиции на прекращение адвокатского статуса не соответствуют международным стандартам независимости адвокатуры и конституционному принципу приоритета общепризнанных принципов международного права.

Право на юридическую помощь Пыльченко нарушено при рассмотрении Квалификационной комиссией вопроса о прекращении лицензии

В судебном заседании первой инстанции Александр Пыльченко приводил довод о том, что решение о прекращении действия лицензии принято с нарушением права на юридическую помощь – на заседание Квалификационной комиссии, вопреки письменному заявлению Пыльченко и представленным им доверенностям, не допустили его представителей-адвокатов для оказания юридической помощи в ходе заседания. На заседание коллегии Минюста на следующий день, когда принималось окончательное решение о судьбе адвокатского статуса, не приглашались ни сам адвокат, ни его представители.

Представитель Минюста в судебном заседании сообщила, что на заседании принимают участие или лицензиат, или его представитель, поскольку так регламентировано в Положении о лицензировании. Вместе с тем, подобное обоснование противоречит ст. 62 Конституции, предусматривающей конституционное право на получение юридической помощи в любых государственных органах и организациях. Норма Положения о лицензировании не может отменять норму Конституции, поскольку Конституция имеет большую юридическую силу.

Претензии возникли у Минюста, в то время как Минской городской коллегией адвокатов не возбуждалось дисциплинарное производство

Начальница управления и лицензирования Минюста Диана Подлесская в суде сообщила, что инициатором прекращения адвокатского статуса Пыльченко выступил замминистра юстиции Николай Старовойтов.

Вместе с тем, дисциплинарная процедура в МГКА не инициировалась, что позволяет сделать вывод об отсутствии претензий со стороны органов адвокатского самоуправления в связи с публичным профессиональным высказыванием мнения на предмет соблюдения правил профессиональной этики.

Кроме того, председатель МГКА Алексей Шваков, имеющий полномочия возбуждать дисциплинарные производства в отношении адвокатов, на заседании Квалификационной комиссии голосовал против прекращения адвокатского статуса Пыльченко.

Правовой комментарий дискредитировал звание адвоката и адвокатуру?

Представители Минюста в суде первой инстанции в качестве основания для лишения адвокатского статуса заявили о наличии «действий, дискредитирующих звание адвоката и адвокатуру». Именно такую оценку Минюст дал словам Александра Пыльченко в интервью порталу tut.by о полномочиях должностных лиц в связи с массовыми нарушениями прав человека в Беларуси, свидетельствами применения пыток в период 9 – 12 августа, которые повергли общество в шок.

Пыльченко и его представители отмечают, что суд не произвёл тщательной оценки доводов и не сделал соответствующих выводов о том:

  • являются ли высказывания «некомпетентными», «вводят общественность в заблуждение» и «призывают к противоправным действиям», и если да, то по каким критериям, и установлены ли такие в законе. Именно такую характеристику фразам из интервью адвоката дали представители Минюста в суде первой инстанции;
  • вправе ли Минюст решать, нарушают ли действия адвоката правила профессиональной этики и дискредитируют ли они адвокатуру;
  • допустимы ли высказывания с точки зрения законодательства и имеются ли правовые основания для ограничения таких высказываний Минюстом.

Лишённый лицензии адвокат указывает, что обжалуемое судебное решение вообще не содержит выводов по вопросу необоснованности оценки его комментария Квалификационной комиссией. Следовательно, суд не проверил и обоснованность решения Минюста, которое основывалось на заключении комиссии. При подобных обстоятельствах судебное решение не совместимо с предписанием ч.1 ст.339 ГПК о проверке судом законности и обоснованности действий госоргана.

Квалификационная комиссия вышла за пределы своих полномочий

Сторона заявителя настаивает, что в законодательстве отсутствует такое полномочие Минюста, как установление действий, дискредитирующих звание адвоката и адвокатуру. Законодательство не устанавливает перечня действий, являющихся дискредитирующими адвокатуру, а также порядка признания действий таковыми. Поэтому Минюст нарушил норму Закона о НПА: «при принятии государственными органами решений, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан, не допускается произвольное толкование нормативно-правовых актов при их применении» (п.4 ст.69).

В жалобе отмечается, что данные обстоятельства остались без тщательной оценки суда первой инстанции, что безусловно повлияло на его выводы и окончательное решение.

*Правозащитное сообщество многократно подчёркивало, что соблюдение стандартов справедливого судебного разбирательства в отношении политзаключённого Виктора Бабарико несовместимо с нарушением его права на защиту с момента задержания; нарушением его права на конфиденциальное общение с адвокатами на этапе ознакомления с материалами уголовного дела перед передачей в суд; с процедурой рассмотрения его уголовного дела Верховным судом по первой инстанции из-за невозможности обжаловать приговор в порядке апелляции; заключением под стражу адвоката политзаключённого по вопросам избирательного законодательства Максима Знака; политически мотивированным и вопиюще неправомерным лишением лицензии адвоката политзаключённого Александра Пыльченко за комментарий о полномочиях государственных органов по расследованию августовских преступлений против безопасности человечества, ответственность за которые полностью лежит на белорусских властях; а также цензурированием и устрашением адвокатской корпорации в связи с публичными высказываниями адвокатов в СМИ.

Последние новости

Партнёрство

Членство