Политзаключенная София Малашевич в последнем слове: "Клянусь, Тихон не заслуживает такого наказания"

2021 2021-01-21T15:24:04+0300 2021-01-21T15:45:44+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/malashevich_1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
София и Тихон в зале суда

София и Тихон в зале суда

В суде Октябрьского района Минска 21 января продолжилось рассмотрение уголовного дела в отношении политзаключенных Софии Малашевич и Тихона Клюкоча. Их обвиняют в том, что они расписали баллончиками щиты спецсредств заграждения на акции протеста 6 сентября (ч. 2 ст. 339 УК РБ), а также участвовали в действиях, грубо нарушающих общественный порядок (ст. 342 УК РБ). Кроме того, Софие Малашевич предъявлено обвинение в публичном оскорблении президента (ст. 368 УК РБ).

Процесс ведет судья суда Октябрьского района Ольга Неборская. Гособвинитель — Рудницкая.

На первом заседании суд опросил Софию и Тихона.

Начали судить политзаключенных Софью Малашевич и Тихона Клюкоча за надписи на щитах спецтехники

На суде Софья неоднократно повторяла, что все, что она сделала, было сделано для привлечения внимания к «социальной несправедливости в обществе» и к незащищенности пенсионеров.

На заседании 21 января были заслушаны материалы дела. В том числе, просмотрены видео из телеграм-каналов и телефона Софии. Среди последних — видео с участий в маршах, а также личные снимки девушки: она неоднократно подчеркивала, что это не касается дела.

Свидетель, сотрудник военной части 3214, который в тот день видел Софию, сказал, что девушку было трудно не заметить: она была агрессивная, угрожала, танцевала, оставляла надписи.

"София танцевала, потому что считала, что много людей и она избежит наказания", — уверен свидетель.

Также сотрудник рассказал, что с девушкой был молодой человек. Свидетель считает, что он тоже хотел писать, они обсуждали это с Софией, но кто-то должен был снимать на видео. Но разговор он не слышал. Сначала задержали парня (этого свидетель не видел), девушка подошла к его подчиненному сама: в руках у нее был баллончик с краской. Она просила, чтобы парня отпустили, а задержали ее.

Также 21 января судья решил завершить рассматривать дело без свидетелей обвинения — сотрудников милиции и ОМОН, хотя адвокаты требовали их вызвать.

Обвинение отказалось от обвинения Тихона Клюкоча по ч. 2 ст. 339. Прокурор запросил для парня один год и шесть месяцев лишения свободы в колонии общего режима (по ч. 1 ст. 342).

Обвинение также переквалифицировало ч. 2 ст. 339, согласно которой обвиняют Софию Малашевич, на ч. 1 ст. 339. Таким образом, путем составления наказаний по трем статьям (ч. 1 ст. 368, ч.1 ст. 342, ч.1 ст. 339) для нее прокурор запросил два года лишения свободы в колонии общего режима.

Адвокат Тихона отметил его юношеский максимализм как ответ на несправедливость в обществе, а защитник Софии сказал, что нельзя лишать подростков свободы за слова и их высказывание.

Тихон Клюкоч в последнем слове раскаялся в том, что совершил, и попросил прощения у матери и бабушки, так как "принес им много горя".

В своем последнем слове политзаключенная София Малашевич попросила не наказывать Тихона. Во время ее речи присутствующие в зале не сдерживали слезы.

"Сложно говорить, когда в глазах слезы, но я все-таки скажу. Я хотела бы попросить суд не наказывать как минимум Тихона: ему просто понравилась красивая девочка, и он захотел проводить меня на митинг. Он десять тысяч раз — я вам клянусь — отговаривал меня уйти обратно от забора. Я думаю, двух месяцев в СИЗО достаточно, чтобы понять, что никуда ходить не надо и к заборам подходить тоже не надо. Я тоже отсидела два месяца в СИЗО и за это время поняла, что тюрьма людей никак не изменит: она сделает только хуже. Со мной сидели люди, которые уже были в тюрьме, и я смотрела не на то, какими они туда пришли, а на то, какими они оттуда уходили — и это были не самые лучшие люди, которых я знала. Потому что до этого они были намного лучше. Поэтому если вы дадите человеку [Тихону], который один раз ошибся — пошел на митинг с девочкой, — год лишения свободы, вряд ли он станет лучше. 

Я признаю свое активное участие в митинге. Но я не соглашусь с тем, что подразумевает эта вина, — наказанием. Разумеется, вы главные, вы назначаете, что я заслужила. Я должна отвечать за свои поступки. Но я вам клянусь, что он [Тихон] не заслуживает такого наказания. Вы суд, вы должны быть справедливыми. Но он даже не дотрагивался пальцем до забора и баллончика! Он больше не будет ходить на митинги — да, Тихон?

Мне, конечно же, не хотелось бы лишения свободы: не буду себя защищать и выгораживать, но если вы дадите мне срок, я могу уже не увидеть бабушку. Можно даже дать "химию" с назначением, но больше [срок] , чем лишение свободы. Чтобы было справедливо, но чтобы я увидела бабушку".

Приговор будет озвучен 22 января в 14.30.

Последние новости

Партнёрство

Членство