Адвокат о состоянии Дедка: «Травмы от наручников на руках, огромные синяки на бедрах и спине»

2020 2020-11-19T10:08:45+0300 2020-11-24T09:08:38+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/mikola_dziadok.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Блогер и журналист «Новага Часу» Николай Дедок был задержан 12 ноября в поселке Сосновый Осиповичского района. На видео, которое было распространено МВД, видно, что Дедок избит. Его адвокатка Наталья Мацкевич сообщила, что заявила ходатайство о назначении судебно-медицинской экспертизы в отношении Дедка. "Новы Час" связался с Натальей, чтобы больше узнать, что сейчас происходит с Николаем Дедком.

— Где сейчас находится Николай и в каком состоянии?

— Николая 17 ноября перевели из ИВС на Окрестина в СИЗО-1 Минска на улице Володарского. Пока он находится на карантине. Физическое состояние уже можно назвать нормальным, морально держится хорошо, бодрое. Говорит, что остается при своих убеждениях и принципах.

— Он рассказал, как его задерживали?

— До задержания Николай несколько месяцев снимал квартиру в поселке Сосновый. Он ни от кого не скрывался, но понимал, что в нынешней ситуации ему лучше не находиться в Минске, так как несколько предыдущих лет он был под особым вниманием ГУБОПиКа — исключительно в связи со своими взглядами и позицией, которую высказывал публично. По словам Николая, 11 ноября около 23 часов к нему в квартиру на втором этаже, разбив окно, ворвались семь сотрудников силовых структур в масках, захватили его, и применяли физическое насилие и спецсредства, пока не добились "признаний" на камеру. Затем его отвезли в Минск, где с ним «работали» несколько часов, требуя доступа к диску компьютера и телеграмм-каналам, и только после 5 часов утра его отвезли в ИВС.

— Насколько сильно и какими методами на него "воздействовали"?

— Подробности расписывать не буду, по этому поводу будет сделано соответствующее процессуальное заявление. Могу сказать, что у меня было несколько клиентов, которые бежали из Чечни после применения к ним пыток, и были задержаны в Беларуси для высылки. Но я никогда не думала, что услышу, как подобные истории будут происходить в нашей стране.

Как сказал мне Николай, через несколько часов после задержания, когда он лежал на полу в помещении одного из ведомств, с него «взяли» (если можно так выразиться) «Честное слово», что он больше ничего не будет говорить о ГУБОПиКе. Допустим. Тем более, нам пока неизвестны имена тех, кто производил задержание. Но само это управление 12 ноября отрапортовало о своих действиях по задержанию Дедка и показало видео, в котором видно состояние Николая после этого задержания. Даже немного опытный человек сразу заметит на первом видео следы применения газа с близкого расстояния, а на втором видео отчетливо видна гематома на левом глазу. Что еще я увидела уже в ИВС: травмы от наручников на руках, огромные синяки на бедрах и на спине.

Я думаю, с учетом того, что несколько сотрудников силовых структур производили задержание безоружного Дедка неожиданно для него, вопрос пропорциональности применения силы в целях задержания здесь не должен рассматриваться вообще, а должен решаться вопрос о правовой оценке с точки зрения превышения власти и служебных полномочий.

Все видимые повреждения зафиксированы, как минимум, при поступлении в СИЗО. У органа расследования есть достаточные основания для проведения проверки и решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

— Рассчитываете ли вы на такое расследование, учитывая, что по тысячам заявлений о применении к людям насилия со стороны сотрудников органов в августе этого года не было возбуждено ни одно уголовное дело?

— Сложно быть уверенным в результатах. Даже в 2017 году, когда после задержания по пути на митинг ко Дню Воли Николай попал в больницу скорой помощи со сотрясением мозга, что было безусловным доказательством применения насилия, уголовное дело не было возбуждено. Тогда в результате проверки была выдана версия, что он на момент задержания уже имел эти повреждения. Мы обжаловали это решение и по линии прокуратуры, и в судебных инстанциях, но безрезультатно. Сейчас это дело находится на рассмотрении Комитета по правам человека ООН.

Что касается нынешней ситуации, то, несмотря ни на что, орган расследования обязан соответствующим процессуальным образом реагировать. Международным стандартом расследования пыток является оперативное, независимое, объективное и эффективное расследование при условии, что жертва защищена от возможных угроз в связи с этим расследованием. В Уголовно-процессуальном кодексе Республики Беларусь также заложены эти принципы. Так что посмотрим, насколько принципиально поступит Следственный комитет.

— Что можно сказать по поводу "коктейлей Молотова" и "холодного оружия", которые, по сообщению ГУБОПиКа якобы были обнаружены в квартире Николая?

— Вы имеете в виду какие-то бутылки, показанные в сюжете МВД? А откуда им известно их содержимое? Кто вынес экспертное заключение относительно "холодного оружия"? Если вспомнить небезызвестное дело "Белого легиона", по государственным телеканалам тогда показывали целый багажник бутылок с какими-то жидкостями, какие-то ножи тоже... И где они сейчас? Николай же сказал мне, что у него этих бутылок не было. По простой логике: зачем ему "коктейли Молотова" в поселке Сосновый? Он бы их на автобусе в Минск повез? Учитывая при этом, что ни в одном марше, митинге или собрании Дедок в последнее время не участвовал и к насильственным действиям не призывал.

— Можете сказать, в чем суть предъявленных Николаю Дедку обвинений?

— На сегодня нам известно только то, что было в сообщении МВД. Пока нет конкретного описания инкриминируемого Дедку деяния, поэтому нет возможности что-то комментировать. Из того, что было сказано в сообщении МВД — "активно администрировал радикальный телеграмм-канал, где публично призывал к участию в массовых беспорядках", — можно сделать вывод, что уголовное преследование осуществляется за какие-то высказывания, за выражение определенного мнения. Но не думаю, что какие-либо публикации дедка объективно можно оценить это как призывы к насильственным действиям.

Николаю Дедку уже можно писать письма. Адрес: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030.

Последние новости

Партнёрство

Членство