«Видео попало в соцсети "Каратели" и от этого пострадали мои близкие». Судят минчанку, которая укусила силовика за бедро Дополнено

2020 2020-11-10T15:34:24+0300 2020-11-10T16:03:22+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/raentava_sud.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Наталья Раентова в суде 10 ноября. Фото: spring96.org

Наталья Раентова в суде 10 ноября. Фото: spring96.org

КАРТОЧКА ПРОЦЕССА

Суд: Центрального района г. Минска

Судья: Татьяна Оковитая

Обвиняемая: Наталья Раентова

Потерпевший: старший прапорщик ОМОНа ГУВД Андрей Анатольевич Хомич

Статья: 364 Уголовного кодекса (Насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел)

Во вторник, 10 ноября, началось рассмотрение уголовного дела в отношении минчанки Натальи Раентовой, которая при задержании 29 августа в троллейбусе после Женского марша солидарности укусила сотрудника ОМОНа за бедро. Момент жёсткого задержания попал на видео, резонансный ролик мгновенно разошелся по соцсетям и СМИ. Дело квалифицировали как насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел по статье 364 Уголовного кодекса. Это статья предусматривает наказание лишение свободы на срок до шести лет. «Весна» рассказывает, как происходит суд.

До суда Наталью Раентову удерживали в жодинском изоляторе. Потерпевшим признан старший прапорщик ОМОНа ГУВД Андрей Анатольевич Хомич. По материалам дела девушка нанесла ему своим укусом гематомы. Их отнесли к телесным повреждениям, не повлёкшие кратковременной утраты здоровья и трудоспособности. На суде он присутствовал лично. Его допрос длился около полутора часа.

На процессе сотрудник ОМОНа заявил гражданский иск возмещение вреда 2000 рублей. Он объяснил что его страдания выразились в том, что видео попало в соцсети «Каратели», и от этого пострадали его близкие. ОМОНовец попросил назначить наказание на усмотрение суда. 

Наталья Раентова отказалась отвечать на вопросы суда, поэтому гособвинитель зачитывал ее показания, данные в ходе предварительного следствия. По материалам дела и допросам во время следствия известно, что девушка вину не признает.

Задержание сестры и брата Раентовых 29 августа осуществляли четыре сотрудника ОМОНа, но Хомич на суде отказался называть их фамилии. По его словам, их стали задерживать, "потому что они были координаторами толпы" [Женского марша солидарности]. Изначально сотрудники ОМОНа заходили в троллейбус для задержания брата Натальи — Александра. Но Наталья за него заступилась. 

Правозащитник «Весны» Алексей Лойко, который осуществлял мониторинг процесса, рассказал, что сотрудник ОМОНа Хомич давал показания невнятно и нечетко. Потерпевший рассказал на суде, что в тот день все распоряжения и приказы устно давал командир ОМОНа, но фамилию его не назвал.

«Судья Оковитая снимала вопросы адвоката Натальи Раентовой, ссылаясь на то, что потерпевший ответил на вопрос о деталях задержания. Она тем самым оказала покровительство стороне, признанной потерпевшей. Также снимались вопросы самой Натальи, которая задавала из клетки вопросы потерпевшему относительно обстоятельств, произошедших в троллейбусе», отмечает Алексей Лойко. 

После обеда в суде был допрошен свидетель — другой ОМОНовец. Адвокат спросила у него, кто определяет, какая часть сотрудников будет в форме, а какая в гражданской одежде. В это время подорвался потерпевший и сказал, что это служебная информация.

Во время суда выяснилось, что после задержания в микроавтобусе сотрудники ОМОНа угрожали Наталье Раентовой: "кричали и обещали закрыть на пять лет".

Объявлен перерыв до 11 ноября до 11 часов.

Что случилось 29 августа? 

В тот день в Минске проходил Женский марш солидарности. Сотрудники ОМОНа и неизвестные люди в масках задержали брата и сестру Наталью и Александра Раентовых прямо в троллейбусе. После этого их наказали административным арестом на 12 и 15 суток.

Однако история преследования для Натальи на этом не закончилась. После 12-суточного ареста ее отпустили, но вскоре опять задержали. 

«Ее отпустили и снова забрали. Приехали домой с автоматами, оружием, в масках, скрутили и забрали. Я была дома, еще кричала: "У нас же нет оружия!". Это было страшно», — рассказала мать Раентовой «Еврорадио».

Последние новости

Партнёрство

Членство