«ОМОНовец берет еще одну дубинку и говорит: «Всю жизнь хотел стать барабанщиком». Свидетельствуют потерпевшие

2020 2020-10-29T13:58:44+0300 2020-10-29T14:45:08+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/padei_10.08_illustracyia1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Иллюстративное фото из группы "Фотографы против" (t.me/Photographers_against)

Иллюстративное фото из группы "Фотографы против" (t.me/Photographers_against)

Правозащитный центр "Весна" и Всемирная организация против пыток (OMСT) продолжают документировать случаи пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения. Некоторые свидетельства людей, переживших пытки и насилие, будут публиковаться на нашем сайте как доказательства преступных действий со стороны силовиков.

29-летний минчанин Антон (имя изменено – прим. ред.) провожал подругу домой 10 августа около 21 часов. Молодые люди ехали на трамвае по ул. Машерова, когда туда забежало пять сотрудников ОМОН в масках.

«Они крикнули мне: «С*ка, руки вперед», после чего завязали их фитингами, вынесли из трамвая и положили перед милицейским автобусом, начали избивать. Потом меня занесли в автобус, положили в конце и опять стали бить. У меня от боли эти фитинги порвались. Я не знаю, какая у меня там сила должна быть, чтобы фитинги аж порвались! Потом эти фитинги у меня упали, ОМОНовец один увидел и сказал: «Ах ты, с*ка, хотел сбежать». И опять начал меня бить, а руки назад заломал», - рассказал Антон.

Какое-то время автобус ездил по городу, в него закидывали других задержанных. Потом всех пересадили в автозак, привезли на Окрестина и на выходе из автозака пропускали через «коридор дубинок».

«В автозаке нас поместили в кабинку: где должны помещаться человека четыре, нас было десять. Привезли в тюрьму, выстроился коридор ОМОНовцев с дубинками и начали кричать: «Первый пошел». Я слышу удары и как люди от боли кричат. Второй, третий, четвертый… Я был пятый, и меня тоже начали бить, пока я шел по этому «коридору».  Потом поставили на колени, голову к стенке и руки за спину, потому что были фитинги завязаны.

Один ОМОНовец берет у другого ОМОНовца еще одну дубинку и говорит: «Я всю жизнь хотел стать барабанщиком», – и начал по нам бить, как по барабанам».

После Антона и других задержанных поместили в прогулочный дворик размером 10 на 10 метров, с бетонным полом и стенами, с решеткой вместо потолка. Всего их было 55 человек в такой «камере». 

«Было две бутылки по 1,5 литра, мы попросили воды, милиционер закинул нам полтора литра и сказал: «Это вам на сутки». Первые двое суток вообще нас не кормили, не поили. Канализации не было.

Потом перевели в камеру, где «шконки» есть, вода, туалет. В обед на третьи сутки дали еду – гречку и огурец соленый. В пятиместной камере нас было 25 человек, дали одну буханку хлеба на всех.

Мы радовались, что можно было пить воду из-под крана. Мы просто пили воду, потому что хотелось есть, чтобы голод заглушить».

Ночью 10 августа парней выводили из камер и избивали.

«Жестоко били. Мы аж плакали, как они там страдали. Было слышно, что тот, кто их бил, кричал: «Вы, с*ка, хотите перемен? Я сейчас устрою вам перемены».

Мы боялись что-то даже пикнуть.

Там такие удары летели, как будто, берешь палку и бьешь по мешку с цементом со всей силы, не так чуть-чуть, а вот именно со всей силы из-за уха.

И ОМОНовец кричит: «Я, с*ка, из-за вас не сплю вторую ночь, вы тут мне спокойно не даете жить, а не я вам».

Антон описывает тех, кто был жестко избит за стенами ЦИП на Окрестина:

«Все синие были: ноги, ягодицы, бедра, животы, груди, спины, головы. У человека майка была белая, стала красная – вся в крови.

У пацана одного был открытый перелом – кость торчала из руки, ему перевязали просто бинтом, всё. Второму пацану пулей пробило живот. Говорит, если бы он не был в толстой байке и в селезенку попало бы, то умер бы. Ему рану заткнули ваткой и всё.

Когда мы сидели в камере, у одного пацана отобрали кроссовки, он был босиком полностью. Мы как солидарные люди дали ему стельки, носки, чтобы он ходил хоть как-то, и по очереди грелись. У одного пацана майку всю порвали, она была целая только на спине. Давали тоже одежду ему, чтобы согрелся. Мы по два человека спали на нарах и 15 человек спали на полу».

Антона и его сокамерников заставляли подписывать протоколы об административном правонарушении, у всех они были одинаковые: шел на площади Победы, выкрикивал лозунг «Жыве Беларусь», был задержан правоохранительными органами.

«Говорили, если ты не подпишешь протокол, будет худо, а если подпишешь – будет мягче наказание: может меньше дадут, или вообще не сутки, а штраф дадут и отпустят домой. Ну мы все согласились и подписали».

Суды проходили прямо в ЦИПе и очень быстро – минут по 5. В кабинете сидел судья, секретарь и милиционер, можно было позвать адвоката, который стоял в коридоре.

«Но там адвокат такой, что он вообще надежды не внушал, типа, что есть человек, что нет: он не защищал бы никого. Просто дали приказ – садить всех в тюрьму, штрафы никому не давать. Даже судья, когда зачитывал приговор, мне в глаза не смотрел, а если спрашивал что-то у меня, то смотрел в протокол просто».

Задержанных тогда массово осудили на сутки.

«Мы ждали этапа в Жодино и смотрели в окошко, кто заезжает: если заезжали военные, то можно было вздохнуть с облегчением – избивать не будут; если заезжал ОМОН, то не повезло – боялись, чтобы не вызвали на этот этап, потому что там при выходе из здания опять могли избивать, в самом автозаке – избивать. Нам рассказывали, что военные так не поступают».

Родственники встречают задержанных, которых отпускают из ЦИП. Фото TUT.BY
Родственники встречают задержанных, которых отпускают из ЦИП. Фото TUT.BY

Но 14 августа всех задержанных стали выпускать. Антон тоже вышел на свободу:

«На выходе мы подписывали один документ, в котором обязывались не идти больше на митинги, в противном случае будет уголовное преследование. И нам объявили комендантский час на две недели: после семи часов не выходить на улицу, потому что ОМОН может забрать.

Нас встретили волонтеры как будто победителей. Сразу дали поесть, сигарет дали, завезли домой. Спасибо им большое!»

Антон считает, что его и других ребят задержали незаконно и за это должны быть наказаны причастные лица.

«Это права человека ущемляет, а тем более избивать человека. За что избивать? Пусть я там слабо пострадал: спина синяя была, пятая точка, ноги, уже все прошло, ладно. Но другие ребята… Из моего города парень приехал, рассказывал, что ему позвоночник переломали.

И за это должны отвечать те, кто выше сидит. Потому что это террор, действительно террор».


*В подготовке материала участвовали: Валентин - идея, запись интервью; Юлия Янюк-Козловская - транскрибация звука.

"Избивали руками, ногами, дубинкой, распылили газ". Жителя Фаниполя задержали при разрисовывании остановки в БЧБ

41-летнего скульптора из Фаниполя Дмитрия Черныша задержали вечером 7 октября, когда он рисовал на остановке возле города красную линию. Его избили, распылили газ при задержании, требовали на камеру признаться, сколько ему платят и кто организатор, а потом осудили на 135 рублей штрафа и 5 суток ареста.

Свидетельствуют потерпевшие: «Пришлось спустить штаны и стоять в одних трусах посреди актового зала»

11 октября Ольга возвращалась ночью домой в районе торгового центра «Рига» в Минске. Сейчас же она почти каждый день ходит в поликлинику на перевязки – в ту ночь ее ранило резиновой пулей.

Последние новости

Партнёрство

Членство