Карэспандэнт “Народнай волі” ва Украіне А.Цынкевіч: “Я проста ў шоку!”

2010 2010-11-08T02:34:14+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 be http://spring96.org/files/images/sources/narodnaja-volja.jpg Праваабарончы цэнтр «ВЯСНА» Праваабарончы цэнтр «ВЯСНА»
Праваабарончы цэнтр «ВЯСНА»

Аляксандр Цынкевіч звязвае сілавы ціск у адносінах да сябе і сваёй сям'і з уласнай прафесійнай дзейнасцю.

4 лістапада ў 7 раніцы ў кіеўскую кватэру, дзе ён пражывае з жонкай і двума малалетнімі дзецьмі, спрабавалі пракрасціся невядомыя людзі, якія сцвярджалі, што яны супрацоўнікамі міліцыі. Яны паведамілі, што нібы з хатняга нумара тэлефона, зарэгістраванага ў гэтай кватэры, паступіў званок у міліцыю аб здзяйсненні злачынства. (Цалкам гэтая сітуацыя апісана ў ДАДАТКУ: “Зварот да СМІ” А.Цынкевіча).

А.Цынкевіч апавясціў людзей за дзвярамі аб тым, што з'яўляецца замежным журналістам, якія знаходзіцца ва Ўкраіне пры выкананні службовых абавязкаў, афіцыйна акрэдытаваны пры Міністэрстве замежных спраў Украіны і прапанаваў невядомым за дзвярамі, калі яны сапраўды з'яўляюцца супрацоўнікамі міліцыі, прытрымваецца адпаведнай юрыдычнай працэдуры, падрыхтаваць позву і звярнуцца ў МЗС Украіны. У адказ на гэтую прапанову пачуліся пагрозы, адмова выконваць юрыдычныя нормы і сцвярджэнне аб тым, што яны ўсё роўна дамогуцца патрэбнага ім выніку любымі сродкамі.

У адказ на пагрозы Аляксандр Цынкевіч вымушаны быў праінфармаваць аб гэтай сітуацыі прэс-службу МЗС Украіны, пасольства Рэспублікі Беларусь, дзяжурную частку Службы бяспекі Украіны, дзяжурную частку СБУ горада Кіева, прадстаўнікоў сродкаў масавай інфармацыі, дэпутатаў Вярхоўнай Рады Украіны, дзяжурную частку МУС.

Калі невядомыя сталі ламаць дзверы, журналісту прыйшлося выклікаць нарад міліцыі, які прыбыў даволі аператыўна.

Гэта падзейнічала даволі ацвераджальна на “узломшчыкаў”, і тыя былі вымушаны сысці. Пасля таго, як выкліканы нарад міліцыі з'ехаў, а ўчастковы кудысьці на час выйшаў з кватэры А.Цынкевіча, яму невядомымі была выказана меркаванне, што ён “"можа стаць другім Гангадзэ”.

Участковы міліцыянер, які з'явіўся  пазней на месца інцыдэнту,  сказаў, што ён устанавіў асобы візіцёраў і ўсё заявы А.Цынкевіча аформіў у выглядзе пісьмовых дакументаў. 

Пазней журналіст даведаўся з матэрыялаў СМІ, што на яго заведзена крымінальная справа. На сайце tochka.net дырэктар дэпартамента інфармацыйнай палітыкі МЗС Алег Валошын паведаміў наступнае: “…Да нас паступіў афіцыйны запыт намесніка начальніка ГУ УМВС Украіны ў Крыме палкоўніка Ганчарова. Супраць Цынкевіча ўзбуджана крымінальная справа па арт. 229.ч.2 Крымінальнага Кодэкса Украіны - за незаконнае выкарыстанне таварнага знака газеты “Коммерсант”.

 

У сувязі са ўсім гэтым мы вырашылі задаць некалькі пытанняў непасрэдна самому Аляксандру Цынкевічу.

-- Наколькі нечаканым быў “наезд” на цябе і тваю сям'ю гэтых ці то сапраўдных, ці то псеўдаміліцыянераў?

-- Ды я быў проста ў шоку. У 7.00 спрабуюць уварвацца нейкія, якія прадстаўляюцца міліцыянерамі… Дарэчы, я пазней тэлефанаваў у дзяжурную частку і высвятліў, што ніякіх выклікаў па дадзеным адрасе не было і аператыўную групу ніхто не высылаў. Потым дзівацтваў было яшчэ больш. Усе яны апісаны ў маім Звароце да СМІ. Не выключана, што, пракраўшыся ў маю кватэру, гэтыя невядомыя хацелі здзейсніць сапраўдную правакацыю - падкінуць наркотыкі, зброю або што-небудзь з падобнага шэрагу.

-- І з чым ты звязваеш такія дзеянні ў адносінах да сябе?

-- Зараз ва Украіне праходзіць падвядзенне вынікаў выбарчай кампаніі, прысвечанай выбарам у мясцовыя органы ўлады. Я ў якасці спецыяльнага карэспандэнта газеты “Народная Воля” актыўна займаўся дадзенай праблематыкай, у тым ліку збіраў факты парушэнняў заканадаўства, звязаных з гэтым працэсам.

-- Але ж узбуджана цэлая крымінальная справа, звязаная з цалкам канкрэтным абвінавачваннем - выкарыстаннем таварнага знака “Коммерсанта”. Фігуруюць вельмі сур'ёзныя службовыя асобы сілавых органаў. 

-- Я не супрацоўнічаю з газетай “Коммерсант” і яе журналістамі. Не ведаю нічога аб выкарыстанні нейкіх там таварных знакаў і не быў у Крыме. Я наогул не разумею, на падставе чаго невядомыя супрацоўнікі міліцыі прыйшлі па адрасе майго пражывання без якіх-небудзь афіцыйна рэгламентуючых іх дзеянні дакументаў, да таго ж першапачаткова ім быў патрэбен не я, а ўладальнік кватэры, а ўжо потым праз гадзіну іх стаяння пад дзвярамі кватэры яны чамусьці, на падставе нейкіх сваіх высноў вырашылі, што ім раптам спатрэбіўся замежны журналіст. Я перакананы, што зараз, пасля ўсіх гэтых рэзанансных падзей, атрымаўшых публічную агалоску, пасля маіх заяў аб намеры прыцягнуць гэтых людзей да адказнасці, гэтыя людзі, каб юрыдычна апраўдаць неправамернасць сваіх дзеянняў у адносінах замежнага карэспандэнта і яго сям'і цяпер пачнуць фабрыкаваць апраўдальныя дакументы для сябе і супраць мяне. Што ўжо відаць з іх хлуслівых заяў, агучаных у сродках масавай інфармацыі з мэтай свайго апраўдання.

-- Як зрэагавала “Народная воля” на дадзеную сітуацыю з табою?

-- На адрас інфармацыйна-аналітычнага агенцтва “Галаўкам” (Кіеў)  быў адпраўлены ліст, падпісаны намеснікам галоўнага рэдактара Марынай Эйсмант, у якім акрамя ўсяго іншага гаворыцца: “Рэдакцыя “Народнай Волі” занепакоена сітуацыяй, якая склалася з уласным карэспандэнтам выдання ва Украіне Аляксандрам Цынкевічам. Мы вельмі спадзяемся, што ўкраінскія праваахоўныя органы аб'ектыўна разбяруцца ў дадзеным інцыдэнце. І, у сваю чаргу, пацвярджаем, што ў апошні час Аляксандр Цынкевіч займаўся тэмай мясцовых выбараў ва Украіне, некалькі апошніх публікацый у газеце датычыліся менавіта гэтай выбарчай кампаніі. Рэдакцыя “Народнай Волі” таксама спадзяецца, што адбыўшыся інцыдэнт - гэтае прыкрае непаразуменне, якое неўзабаве будзе вычарпана, і ў наступным нішто не перашкодзіць нашаму журналісту працаваць ва Украіне.

-- Твае наступныя дзеянні?

-- Я звярнуўся з запытам да двух дэпутатаў Вярхоўнай Рады і да старшыні часовай следчай камісіі Вярхоўнай Рады Украіны па пытаннях расследавання выпадкаў цэнзуры ў сродках масавай інфармацыі, ціску на свабоду слова ва Украіне і перашкодаў законнай прафесійнай дзейнасці журналістаў. Далей планую звяртацца ў кампетэнтныя органы і магчыма ў суд. Вышэйназваныя дэпутаты, хутчэй за ўсё, аформяць адпаведныя запыты ў Генпракуратуру, СБУ, МУС, МЗС.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Обращение к СМИ

4 ноября 2010 года в 7.00 в квартиру где я, Цынкевич Александр Владимирович, собственный корреспондент белорусской газеты «Народная Воля», проживаю вместе с женой и двумя малолетними детьми, обманным путем пытались проникнуть неизвестные мне люди, утверждавшие, что они сотрудниками милиции.

Они сообщили, что якобы с домашнего номера телефона, зарегистрированного в этой квартире, поступил звонок в милицию о совершении преступления. Я позвонил в дежурную часть Деснянского РОВД и поинтересовался, поступали ли какие либо звонки и посылали ли наряд милиции по моему адресу, на что дежурный ответил, что им об этом ничего неизвестно и они никого не посылали по данному адресу. Я уведомил людей за дверью о том, что являюсь иностранным журналистом, находящимся в Украине при исполнении служебных обязанностей, официально аккредитованным при Министерстве иностранных дел Украины и предложил неизвестным за дверью, если они действительно являются сотрудниками милиции, придерживается соответствующей юридической процедуры, подготовить повестку и обратиться в МИД Украины. В ответ на мое предложение послышались угрозы в мой адрес, отказ исполнять юридические нормы и утверждение о том, что они все равно добьются нужного им результата любыми средствами.

Меня удивило их патологическое желание проникнуть в жилище иностранного журналиста, не имея никаких юридических оснований для этого и соответствующих юридических документов. Основываясь на упорном желании неизвестных мне лиц осуществить противоправные действия, выражавшиеся в получении возможности любой ценой попасть в квартиру моего проживания, я предполагаю, что в отношении меня могла готовиться провокация, позволяющая неизвестным подбросить в мое жилище какие-либо запрещенные предметы: наркотики, оружие и тому подобное.

Когда моя супруга, Цынкевич Наталья Николаевна, выходила из тамбура перед квартирой на работу, эти люди в количестве трех человек набросились на нее, преградили ей путь и с применением физического насилия помешали закрыть дверь в тамбур. Эти люди угрожали ей и заверяли в том, что они любыми способами проникнут в квартиру. И если мы не выполним их прихоть, то они взломают дверь квартиры. Моя супруга предъявила им свой паспорт гражданина Республики Беларусь и указала им на печать в паспорте, которая подтверждает, что она как член семьи зарегистрирована при пресс-службе МИДа Украины. Несмотря на этот факт, неизвестные продолжали свои противоправные действия в отношении иностранных граждан. В ответ на предоставление документа, удостоверяющего личность моей супруги, неизвестные не предоставили никаких юридических документов, позволяющих им на законных основаниях войти в данную квартиру. Проходящие мимо соседи делали замечание неизвестным людям на недопустимость таких действий в отношении моей супруги. В ответ на эти замечания эти трое неизвестных лиц начинали угрожать соседям.

В ответ на угрозы и на противоправные действия неизвестных мне лиц я вынужден был проинформировать о применяемых действиях в отношении иностранного журналиста, аккредитованного при МИД Украины пресс-службу МИДа Украины, при которой я аккредитован, посольство Республики Беларусь, дежурную часть Службы безопасности Украины, дежурную часть СБУ города Киева, представителей средств массовой информации, депутатов Верховной Рады Украины, дежурную часть МВД. Дежурный Деснянского РОВД сказал мне, что в случае попытки взлома неизвестными входной двери в квартиру, мне необходимо срочно вызвать наряд милиции. Что в дальнейшем я и сделал, следуя этому совету.

В районе 11 часов дня неизвестные лица в присутствии владельца квартиры пытались с применением слесарных инструментов взломать дверь, несмотря на то, что владелец выразил несогласие с данными действиями в отношении его собственности. У неизвестных людей, осуществлявших и требовавших взлома входной двери квартиры на руках не было никаких юридических документов, указывающих на правомерность и необходимость таких действий. Я уведомил людей за дверью о том, что они действуют незаконно и что я вызову наряд милиции, и буду требовать привлечения их к юридической ответственности за данные действия. Мои предупреждения о соблюдении правовых норм данные люди проигнорировали и продолжили свои противоправные действия, при этом угрожая мне, высказывая в мой адрес что они меня обязательно достанут и проникнут в квартиру. В ответ на их действия, я сообщил по телефону 102 о том, что неизвестные лица пытаются проникнуть в жилище иностранного журналиста аккредитованного при МИД Украины, взломав при этом входную дверь. После того как я уведомил неизвестных о вызове наряда, человек пытавшийся взломать дверь исчез до прибытия наряда.

После прибытия на место инцидента оперативной группы милиции я вышел из квартиры и попросил прибывший наряд оградить меня от противоправных действий неизвестных. Я поставил в известность оперативную группу о том, что я иностранный журналист и предъявил им аккредитационную карточку МИДа Украины. После этого неизвестные мне люди опять начали нарушать юридические нормы законов Украины, выразившиеся в следующих фактах. Как оказалось, у них нет никаких юридических документов, оправдывающих их противоправные действия. Тут же в присутствии наряда милиции, владельца квартиры, прибывшего участкового милиционера они начали заполнять бланк повестки с целью немедленного ее вручения мне. Это свидетельствует о том, что неизвестные действовали неправомерно и, осознав это, начали постфактум этого инцидента лихорадочно подготавливать юридическое оправдание своим неправомерным действиям, при этом нарушая в очередной раз законодательство Украины. Заполнив повестку, они попытались ее мне вручить. Я им сказал, что по существующей процедуре они должны обратиться в МИД Украины, на что они начали утверждать, что не существует такой процедуры и что в соответствии с законом Украины я немедленно должен принять эту повестку. Когда я обратил внимание оперативной группы милиции, прибывшей по моему вызову, на очередное очевидное вранье неизвестных и противоправности их действий, неизвестные пошли на попятную и вспомнили о существовании данной процедуры, но при этом заметили, что совсем необязательно ее придерживаться. При этом неизвестное мне лицо, назвавшееся старшим этой группы сфотографировало меня на фотокамеру своего телефона. Я попросил их с этой повесткой обратиться в МИД Украины. После этого они сказали, что больше не будут предпринимать попыток проникновения в мое жилище. Выслушав их заверения, наряд милиции удалился, а один из троих неизвестных мне людей напоследок высказал угрозу в отношении меня, выразившуюся в том, что я могу стать вторым Гонгадзе и что мы еще обязательно встретимся. Высказав угрозу в отношении меня, неизвестное мне лицо удалилось.

На основании всех этих неправомерных действий, предпринятых в отношении меня и моей супруги неизвестными лицами, угроз их в мой и ее адрес, применения насилия в отношении моей супруги, попыток на месте фальсифицировать юридические документы, оправдывающие постфактум их неправомерные действия, предполагаю, что и далее они будут продолжать свои фальсификации юридических документов и провокации в отношении меня, чтобы юридически задним числом попытаться оправдать свои неправомерные действия в отношении иностранных граждан и их жилища.

После того, как они удалились, появился участковый милиционер, которому я сделал заявление о неправомерных действиях так и не представившихся мне неизвестных лиц. Рассказал ему об их попытках обманным путем проникнуть в квартиру, об их попытках организации взлома входной двери в квартиру. Также я заявил участковому инспектору об угрозах исходивших в мой адрес от неизвестных лиц, о применении неизвестными лицами насильственных действий к моей супруге и об их угрозах. Участковый милиционер сказал мне, что он установил их личности и все мои заявления оформил в виде письменных пояснений. После оформление соответствующего документа он удалился для дальнейшего разбирательства.

Далее я узнал из материалов СМИ, где приведены заявления официальных лиц Украины, что оказывается непосредственно против меня уже возбуждено уголовное дело.

"…К нам поступил официальный запрос заместителя начальника ГУ УМВС Украины в Крыму полковника Гончарова. Обращение датируется сегодняшним днем. Против Цынкевича возбуждено уголовное дело по ст. 229.ч.2 Уголовного Кодекса Украины - за незаконное использование товарного знака газеты "Коммерсант", - сообщил tochka.net директор департамента информационной политики МИД Олег Волошин…"

http://news.tochka.net/54386-v-ukraine-zaderzhali-belorusskikh-oppozitsionerov

Я удивлен таким высказываниям официальных лиц и действиями представителей правоохранительных органов Украины. Мне не понятно, как может быть заведено уголовное дело против меня, Александра Цынкевича, если утром милиция шла неизвестно к кому, повестку начала заполнять днем, непосредственно около квартиры, а к вечеру выяснятся, что против меня уже возбуждено уголовное дело, при этом со мной не проводились никакие предварительные опросы и беседы, но дело против меня уже существует. При этом я понятия не имею, о чем вообще идет речь. Я не сотрудничаю с газетой «Коммерсант» и ее журналистами. Я не знаю ничего по тем событиям. Не знаю ничего об использовании каких-то там товарных знаках и более того, я не был в Крыму. Я вообще не понимаю, на основании чего неизвестные сотрудники милиции пришли по адресу моего проживания без каких либо официально регламентирующих их действия документов, более того, первоначально им был нужен не я, а владелец квартиры, а уже потом через час их стояния под дверью квартиры они почему-то, на основании каких-то своих умозаключений решили, что им вдруг понадобился иностранный журналист. Я убежден, что теперь, после всех этих резонансных событий, получивших публичную огласку, после моих заявлений о намерении привлечь этих людей к юридической ответственности, эти люди, чтобы юридически оправдать неправомерность своих действий в отношении иностранного корреспондента и членов его семьи сейчас начнут фабриковать оправдательные документы для себя и против меня. Что уже видно из их лживых заявлений, озвученных в средствах массовой информации с целью своего оправдания.

Эти события связываю исключительно со своей журналисткой деятельностью в качестве специального корреспондента иностранной газеты «Народная Воля». Ибо последний месяц я активно занимался сбором информации, посвященной проблематике проведения избирательной кампании в местные органы власти Украины и сборам фактов нарушений законодательства, связанных с этим процессом.

Учитывая, что прибывшие по моему адресу сотрудники милиции не предъявили никаких документов, официально оформленных и регламентирующих их действия, мною сделан вывод, что данная группа милиционеров выполняла частный заказ некого лица, при этом использовала свое служебное положение. Данные милиционеры преднамеренно совершали преступление, при этом оказывали давление и угрожали иностранному журналисту и применяли насильственные действия в отношении его супруги. Я провел журналистское расследование и установил, кто является заказчиком этих преступных действий. Если в отношении меня и членов моей семьи и далее будут продолжаться преступные действия, я озвучу фамилию этого человека.

Исходя из выше описанного я буду требовать от компетентных органов привлечь к ответственности сотрудников милиции совершивших преступные действия в отношении меня и членов моей семьи.

 

Собственный корреспондент                                                                    А.В.Цынкевич

Газеты «Народная Воля»

 

Апошнія навіны

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international